06:00 29 Октября 2020
Прямой эфир
  • USD77.55
  • EUR91.26
В мире
Получить короткую ссылку
282 0 0

Четыре года назад после очередного обострения в Нагорном Карабахе Баку и Ереван продолжили переговоры на основе так называемых Мадридских принципов, с которыми обе стороны вроде бы согласны.

Проблема в том, что в Армении и Азербайджане по-разному понимают этот документ. В чем его суть и какие противоречия необходимо преодолеть — в материале корреспондента РИА Новости Антона Лисицына.

Список согласия

Урегулированием конфликта в Карабахе с 1992 года занимается группа Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), получившая в 1994-м название Минской. Ее сопредседатели — представители России, Соединенных Штатов Америки и Франции. Участвуют также Азербайджан, Армения, Турция, Белоруссия, Германия, Италия, Швеция и Финляндия.

© Видео Ruptly, Sputnik, Министерство обороны Азербайджана

В 2007-м в Мадриде условились о следующем. Территории вокруг Карабаха возвращаются под контроль Баку. Непризнанная республика получает промежуточный статус, гарантии безопасности и самоуправления. Предусмотрен коридор, связывающий Нагорный Карабах с Арменией. Окончательный правовой статус спорной территории определяется в ходе волеизъявления, имеющего обязательную юридическую силу. Все перемещенные лица и беженцы возвращаются в места прежнего проживания. Безопасность гарантируется на международном уровне.

Документ опубликовали с сокращениями, полностью его содержание тогда не раскрыли. В 2010-м президентам Армении и Азербайджана представили некие обновленные принципы, которые сводились к уже сформулированным. Баку и Ереван в общем согласились считать это платформой для диалога.
Но трактовали документ по-разному. По мнению президента Ильхама Алиева, в Мадридских принципах самое главное — восстановление территориальной целостности Азербайджана и возвращение вынужденных переселенцев.

Президент Серж Саргсян выделял неприменение силы и право на самоопределение. Он настаивал на том, чтобы непризнанная Нагорно-Карабахская республика сама решала вопрос о государственности. Также руководитель Армении полагал, что представителей НКР следует привлечь к переговорам, в то время как в Баку от этого отказывались наотрез.

На участии в переговорах настаивал и Степанакерт. После публикации Мадридских принципов глава НКР Бако Саакян на встрече с представителем Евросоюза подчеркнул, что иначе конфликт не разрешить.
Министр иностранных дел Армении Эдвард Налбандян указывал, что документ нуждается в уточнениях. Его можно понять: Союз армянских националистов требовал отставки правительства — по их мнению, Мадридские принципы противоречили интересам страны. Организация "Дашнакцутюн" призывала Налбандяна уйти в отставку и грозила митингами протеста.

Армянская сторона считала, что пошла на уступки, согласившись на пункт о "волеизъявлении", так как в 1991-м в Нагорно-Карабахской автономной области Азербайджанской ССР состоялся референдум. Но незадолго до этого Баку отменил статус автономии для НКАО. И в голосовании не принимали участие этнические азербайджанцы, проживавшие в регионе.

В ходе вооруженного конфликта эта спорная территория изменила очертания. Армян вытеснили из Мартунинского и Мартакертского районов, но они захватили земли за пределами автономии. Так что Мадридские принципы должны были развязать сложный клубок противоречий. Но к их формулировкам у сторон оставались вопросы.

Вопросы реализации

В Баку тоже требовали ясности. Председатель общественного объединения "Организация освобождения Карабаха" Акиф Нагы утверждал, что страна не вполне знакома с обновленным мадридским документом. По его мнению, люди должны знать, на какие компромиссы готова пойти власть в переговорах.

Суть разногласий сформулировал один из сопредседателей Минской группы от США Мэтью Брайза: противоречие между принципами территориальной целостности и права народа на самоопределение. "Я не могу предвидеть, каким будет результат, — говорил он в интервью азербайджанскому изданию. — Могу только сказать, что сопредседатели Минской группы применяют весь дипломатический опыт, делают все, чтобы помочь президентам прийти к решению. Все это время сопредседатели пытаются найти компромисс".
Российский политолог Сергей Маркедонов в свое время отмечал: "Возникает очень много вопросов с точки зрения реализации. Например, что касается проведения референдума. Кто в нем будет участвовать? Только жители бывшей НКАО или все беженцы? Беженцы и жители НКАО — это две большие разницы".
Согласно Конституции Азербайджана, референдум возможен лишь по всей стране. А "волеизъявление, имеющее обязательную юридическую силу", трактуют как угодно. Границы коридора, который должен связать Нагорный Карабах и Армению в Лачинском районе, тоже вызывали дискуссии.

В апреле 2016-го в регионе вспыхнула так называемая Четырехдневная война — самые масштабные столкновения с 1994 года. В Баку заявили, что вернули под контроль часть территорий, однако линия соприкосновения де-факто сдвинулась незначительно, несмотря на ожесточенные бои. Потом тоже были инциденты, в которых стороны обвиняли друг друга. Однако и переговорный процесс продолжался — на основе Мадридских принципов.

Российский специалист по Южному Кавказу Нурлан Гасымов объясняет: "Перебрали множество вариантов, стороны их предлагали и отклоняли. Но на основании мадридского документа Баку и Ереван ведут переговоры, они долговечные и способны привести к консенсусу".

По мнению Гасымова, альтернативы пока нет. "К урегулированию стороны были близки, как ни парадоксально, в 90-е, когда у власти находились Гейдар Алиев и Левон Тер-Петросян. Тогда предложили планы, которые подразумевали уступки, а решение статуса Нагорного Карабаха откладывалось на неопределенный срок", — отмечает собеседник агентства.

Эксперт назвал и недостаток мадридского документа — в нем нет механизмов для определения конечного статуса региона. Поэтому стороны и не могут прийти к согласию.


Главные темы

Орбита Sputnik