19:41 18 Октября 2017
Прямой эфир
Тенгиз Тарба

Руководитель "Горной Абхазии": расскажем о древних жилищах абхазов

© Sputnik / Томас Тхайцук
Интервью
Получить короткую ссылку
65790

Информационное агентство Sputnik Абхазия и фонд "Горная Абхазия" договорились о сотрудничестве.

О первых проектах, дальнейших планах "Горной Абхазии" и о том, как формировались культура и традиции абхазского народа, рассказал корреспонденту Sputnik Бадри Есиава руководитель фонда Тенгиз Тарба. 

— Тенгиз, проекту "Горная Абхазия", которым вы руководите, уже более пяти лет. Расскажи, пожалуйста, как создавался этот проект и какова его главная цель?

— Проект создавался пять лет назад, и задача была очень простая, а именно — раскрыть тему горного туризма в Абхазии. Мы тогда занимались официальным туристическим сайтом, и после того как мы провели первые экспедиции, стало понятно, что эта тема очень обширная, и чем больше мы в нее углублялись, тем больше перед собой ставили задач.

Целей на самом деле несколько. Помимо развития горного и экстремального туризма в летний период, со временем мы пришли к тому, что необходимо развивать и экстремальный зимний туризм. В первую очередь, речь идет о скитуре, фрирайде, хелиски. Это то, что мы можем дать миру. 

Безусловно, основной составляющей проекта "Горная Абхазия" остается возрождение традиций поведения в горах и понимание того, что горы для нас значат. Мы затрагиваем эту тему во всех наших интервью и фильмах. 

Если в сердце и голове не будет понимания того, что есть для нас горы, высока вероятность, что мы разрушим этот мир. Когда-то наши предки очень хорошо знали горы, и об этом писали многие античные историки, например, Страбон. У известного абхазского историка, писателя Шалвы Инал-ипа тоже много работ на эту тему. Он писал, что абхазы изготавливали снегоступы, деревянные лыжи, зацепы из подков для хождения по льдам, лавинные лопаты. Все это говорит о том, что наши предки не боялись гор. У них были глубокие познания о горах, где они чувствовали себя комфортно. 

— В своем фильме "Горная Абхазия – зима" вы сказали, что абхазы и горы когда-то были единым целым, культура и язык формировались именно там. Что именно вас подтолкнуло к такому выводу?

— В первую очередь, это внутренние ощущения, потому что у любого абхаза, который поднимается в горы своей страны, его внутренние механизмы начинают перенастраиваться, появляется возможность общения с горами. В горах человек смотрит на вещи другими глазами, по-другому воспринимает даже то, что тебе было раньше сложно понять.  К примеру, если говорить о топонимике, когда ты слышишь названия самих гор или различных мест на их территории, начинаешь осознавать, насколько это созвучно и близко с тем, что ты видишь. Хотя многие специалисты не могут прийти к единому мнению по правильности обозначения некоторых мест, и поэтому необходимо еще больше углубиться в эту тему с привлечением историков, топонимистов, географов. 

Видео смотрите здесь>>

Горы дают нам ощущение того, что мы находимся дома, дают понимание, откуда произрастают корни наших традиций, которые приобретают истинный смысл и перестают быть просто словами именно в горах. Абхазские традиции были  придуманы не просто так, они помогали выжить в горах. Постараюсь привести пример этого. 

Младший должен идти позади старшего и слушаться его, потому что у первого больше опыта, он делает твой путь безопаснее. Старший всегда в первую очередь даст воду и еду младшему, потому что тот слабее. И таких примеров очень много. Я бы очень хотел снять фильм, в котором мы раскрыли бы эту тему подробно. 

— Куда была организована первая экспедиция в рамках проекта "Горная Абхазия" и кто в ней участвовал?

— Это было летом 2011 года. Мы провели простые экспедиции в район Рицинского реликтового национального парка и обошли места, которые сейчас уже в принципе всем известны, но в те годы они не были столь популярными. Это озера урочища Агура, больше известные под названием Семь озер, был маршрут от села Псху в район урочищ Пшыцы и Грыбзы. Первые два года мы описывали известные в советское время, но уже забытые маршруты. Дальше мы перед собой ставили более сложные задачи.

— В рамках проекта вы и ваши единомышленники посетили десятки мест, а какое из них ближе всего вам, место, откуда не хочется уходить и куда хочется возвращаться вновь и вновь?

— Горная часть Абхазии – это одно большое любимое место, но, безусловно, есть и особенные для меня места.  Я очень люблю те же озера урочища Агура, туда можно относительно легко добраться, привести детей,  очень яркое место, которое может стать первой точкой пути к познанию гор. Я вообще очень люблю Рицинский национальный парк, где очень компактно расположено много красивых мест. 

Есть очень насыщенные маршруты, семи-, восьми-, десятидневные, которые позволяют тебе раскрыть все грани красоты горной Абхазии. Мне особенно нравится маршрут от села Ачмарда, заканчивается он у озера Рица. Ты поднимаешься к Гагрскому хребту, далее спускаешься к урочищу Дзоу, затем в лес, где уже совершенно другой пейзаж, поднимаешься на гору Пшегишха, откуда видны обе Рицы. За эти дни происходит полная смена картинки. Второй мой любимый маршрут на Чадым, который начинается в районе Сухумской ГЭС. В среднем, мы можем пройти от 8 до 12 километров в день со всеми подъемами и спусками.

— Откуда у тебя такая тяга к горам, что вы там для себя находити, чего нет на низменности?

— Недавно мой отец прочел интервью, которое я давал вашему агентству, где я говорю о своем особом отношении к перевалу Чхы и урочищу Агура. Он мне сказал, что именно туда поднимались наш дед и прадед. Я об этом не знал, и оказалось, что это родные для нашей семьи места.  Мне кажется, когда нахожусь в горах, я нахожу гармонию и силу там. 

Если говорить о том, что есть в горах и чего нет на побережье, – это абсолютная честность и чистота этих мест. Мощное сочетание этих вещей, от которых невозможно скрыться, делает тебя более умиротворенным. На низменности очень много суеты, и я больше всего не люблю, когда эту суету мы поднимаем в горы.  Они определенно делают человека лучше и возвращают его к истокам.

Если прислушаться к нашим старшим, они говорят, что нельзя подниматься в горы в трауре, с плохими мыслями, даже, когда кто-то из семьи находится в горах, в его доме должна быть атмосфера мира и понимания.

— Если у вас была бы возможность посетить любое побережье и любую гору в мире, что бы вы выбрали?

— Конечно горы. У меня есть мечта, которая когда-нибудь осуществится, — подняться на Эверест. Мы с моими друзьями поднимались на Аканкагуа, и это чувство преодоления, чувство того, что ты стоишь на вершине, невозможно забыть. Я бы хотел со временем пройти и этот путь, потому что я как человек, посвятивший себя горам, в этом нуждаюсь. 

— И, наверное, установить на этих вершинах абхазский флаг?

— Безусловно. Дело в том, что если нет идеи, все рассыпается. Идея того, почему мы поднимаемся в горы, в первую очередь связана с тем, чтобы возродить наше отношение к горам и передать это следующему поколению. Если мы этого не сделаем, мы не сохраним наши горы в первозданном виде и, к сожалению, сегодня существует такой риск.

— Как вы думаете, привлечение внимания людей к горам Абхазии, увеличение потока туристов туда может нарушить хрупкую экологию этих мест, и как с этим обстоят дела сегодня в целом?

— Там, где много людей, конечно же, существуют определенные проблемы с экологией. К примеру, на территории Рицинского национального парка тоже остро стоит эта проблема. Но пока в горах Абхазии людей мало, а те, кто ходит туда, у них особое отношение к ним, они никогда не оставляют за собой мусор.

— А, если походы в горы станут массовым увлечением, сможет ли Абхазия бороться с загрязнением? 

— Кстати говоря, не раз замечал, что чаще всего мусор в горах оставляют наши же охотники. Я вынужден об этом сказать. Это огромное количество полиэтилена, какие-то стулья там оставляют, и я даже как-то обнаружил у озера Мцра Сухумского района резиновую лодку. Это озеро находится очень далеко, и скорее всего, люди, оставившие там ее, добрались туда на вертолете. Очень важно донести до нашего общества, что так делать нельзя. 

Что касается контроля, я считаю, что нужно управлять потоками туристов и создавать определенные механизмы, при помощи которых можно сохранять чистоту в горах. В этом плане мы можем перенять опыт других стран. Возвращаясь к теме горы Аканкагуа в Аргентине, можно сказать, что это один из самых удачных и приемлемых для нашей страны примеров. Там тоже, как и в Рицинском парке, есть экологический сбор, но вместе с этим там существует отлаженная система вывоза мусора и контроля туристов. На пункте выезда каждый турист должен показать и сдать пакеты своего мусора, и это говорит о том, что он не оставил его в горах. Если турист этого не сделал, он платит штраф. Более того, в некоторых странах на въезде в национальные парки выдаются специальные мусорные мешки, и по окончании маршрута турист должен сдать именно этот пакет, а если этот пакет был потерян, то путешественник облагается штрафом.

— А какие интересные не только для туристов, но и местных жителей виды туризма можно развивать в горах Абхазии, и что для этого надо сделать?

— Их очень много, но мы должны предложить в первую очередь семейный досуг, который пока на себя берет только Ауадхара. Порой, бывает так, что 90 % всех домиков там заняты именно местными туристами. В горах Абхазии можно развить и трекинг, когда люди просто ходят по горам и ночуют в палатках, и каньонинг – походы по каньонам, рафтинг — тоже часть горного туризма, джиппинг и многое другое. Если говорить о зимних видах туризма – ими могут стать скитур – подъем в горы на лыжах с целью спуска, хелиски – когда забрасывают в горы на вертолете, сноукросс – путешествие по горам на снегоходах. Ключевая идея – замкнуть круг сезонного туризма, чтоб к нам приезжали не только летом, а весь год. Для этого нужна поддержка государства. 

— Как вы относитесь к возможному появлению горнолыжных курортов в Абхазии или, на ваш взгляд, лучше этого не делать? Не испортит ли это микроклимат гор?

— К развитию горнолыжных курортов Абхазии отношусь крайне негативно. Да, можно развить все то, о чем мы говорил выше, но все это для небольшого количества людей, которые готовы заплатить хорошие деньги за качественный отдых. Но, когда мы говорим о горнолыжном курорте, который уже есть по соседству с нами, я в это мало верю. Представьте, всю долину Ауадхару нужно превратить в горнолыжный спуск и где будут гостиницы, рестораны, кафе и другие необходимые для такого отдыха комплексы. Все это полностью уничтожит нашу экологию, и это очень дорогое удовольствие для нас. Мы никогда не осилим такой проект. Нужно признать, что даже если мы захотим это сделать, у нас нет такой возможности. Я не верю в то, что это возможно и не поверю человеку, который придет с таким предложением, так как для содержания и полноценной работы такого кластера нужны тысячи квалифицированных специалистов в разных областях.

— В декабре 2016 года ваш репортаж  "Фантастический скитур в горах Абхазии" победил в номинации "Профессиональный видеорепортаж о путешествии" на канале "Моя планета". Не могли бы вы подробнее рассказать об этом репортаже, и в чем именно на ваш взгляд он был лучше остальных?

Горная Абхазия
© Фото: официальная страница проекта "Горная Абхазия" в Facebook

— Мне сложно говорить, чем именно наш фильм был лучше других, но я считаю, что успех там, где есть полная самоотдача. Это чувствует и зритель, и профессионал. Например, когда мы снимали этот ролик, в первые дни я получил травму, но мы продолжили работу. В течение месяца мы продолжали съемки и завершили запланированное. Это было очень жестко, но мы не собирались спускаться, пока не закончим то, ради чего мы поднялись в горы. Все участники этого проекта полностью выложились для того, чтобы показать людям красоту зимних гор в Абхазии. Мы постарались показать не только горную Абхазию, но и такое направление экстремального зимнего туризма, как скитур.

— Какие дальнейшие планы проекта "Горная Абхазия", какие открытия и пейзажи нам ждать в обозримом будущем?

— Планов очень много, и в этом году мы собираемся раскрыть тему сноукросса – катание на снегоходах по горам Абхазии и будем продолжать рассказывать о скитуре. Также мы планируем провести несколько экспедиций по некоторым горным районам Абхазии совместно с Министерством культуры и охраны историко-культурного наследия республики для того, чтобы рассказать о древних жилищах абхазов. Минкульт планирует внести эти объекты в реестр историко-культурного наследия, а задача фонда "Горная Абхазия" организовать эти экспедиции в места, где мы побывали за эти пять лет. Их достаточно много. 

Мы продолжим рассказывать и о восточной части Абхазии и делать акцент на маршрутах в этом направлении. С 2 по 8 января у нас состоялся первый выход в горы в этом году, в ходе которого провели подготовительные съемки и продолжим эту работу в феврале.

По теме

Тенгиз Тарба: зимой в горах Абхазии кататься можно в любую погоду
Тенгиз Тарба: Абхазии надо конкурировать со всем миром
Тенгиз Тарба: мы должны быть хозяевами своей земли и знать свои горы



Главные темы

Орбита Sputnik

  • Кировское водохранилище в Таласской области Киргизии, архивное фото

    Сброс воды из Кировского водохранилища в Кыргызстане является плановым и согласованным мероприятием, политики тут нет, заявили в Минсельхозе Казахстана.

  • Архивное фото президента Кыргызстана Алмазбека Атамбаева

    Слова Алмазбека Атамбаева о том, что он был не прав в отношении главы Казахстана Нурсултана Назарбаева, вызвали бурю эмоций в социальных сетях.

  • Марихуана, архивное фото

    Белорусы собрали больше 4 тысяч подписей за легализацию марихуаны – если она наберет достаточно сторонников, ее рассмотрят парламент и МВД.

  • Вагоны и контейнеры в Рижском порту

    Первый контейнерный поезд прибыл в Ригу из Китая, но никто не берется сказать, станет ли маршрут регулярным: на карте экспортеров из КНР Латвии не значится.

  • Учения НАТО, архивное фото

    Страны Балтии становятся не только основным полигоном НАТО в Восточной Европе, но и местом неподобающих развлечений для военнослужащих альянса.

  • Миротворцы, архивное фото

    Миротворческие мотострелковые батальоны оперативной группы российских войск в Приднестровье приступили к ротации личного состава и техники.

  • Национальный банк Таджикистана, архивное фото

    Депутаты парламента Таджикистана, обсудив сложившуюся в банковской системе ситуацию, призвали председателя Нацбанка подать в отставку.

  • Спортивная трансляция по телевизору

    В Узбекистане начнут следить за поведением телезрителей: специальные устройства "пипл-метры" будут фиксировать время и частоту просмотров.

  • Президент Эстонии Керсти Кальюлайд выступает на церемонии по случаю развертывания многонационального батальона НАТО в Тапа

    Президент Эстонии Керсти Кальюлайд не считает Россию врагом, но убеждена, что для нормализации отношений с Западом первый шаг должен сделать Кремль.