Вид на Новый-Афон - Sputnik Абхазия
В Абхазии
Последние новости Абхазии в материалах Sputnik Абхазия.

Чeснулис: готов брать абхазских нейрохирургов в Цюрих на практику

© Sputnik Томас ТхайцукВрач-нейрохирург Эвалдас Чeснулис
Врач-нейрохирург Эвалдас Чeснулис - Sputnik Абхазия
Подписаться на
Эвалдас Чeснулис, доктор медицинских наук, профессор, врач-нейрохирург, рассказал в интервью корреспонденту Sputnik о современной нейрохирургии, о перспективах ее развития в Абхазии и о знакомстве с Владиславом Ардзинба.

Эвалдас Чeснулис проводит операции в клиниках Бетаниен и Хирсланден в Цюрихе, преподает и организует практические курсы для студентов Цюрихского университета. Эвалдас Чеснулис оказывает услуги консультант-хирурга при чрезвычайно сложных операциях на головной и спинной мозг в клиниках Австрии, Белоруссии, Великобритании, Германии, Израиля, Италии, России, Сирии и других стран. Беседовала Анжелика Бения.

 – Эвалдас, расскажите, пожалуйста, чем обусловлен выбор одной из самых сложных профессий?

 – Я бы не сказал, что это самая сложная профессия, потому что любая профессия, если ее качественно и добросовестно выполнять, нелегкая. Что касается меня лично, меня никогда не интересовала консервативная, таблеточная медицина. Я всегда знал, что буду хирургом. Будучи студентом, меня зацепили в нейрохирургии ее эстетичность и маленькие разрезы. Не скажу, что работа легкая, это очень ответственно, маленькая безобидная операция может вызвать серьезные осложнения. Нужны годы тренировок и большой опыт, чтобы все проходило удачно.

 – Когда вы впервые побывали в Абхазии и как это было?

 – Впервые был в Абхазии с родителями еще в советское время, мы приехали отдыхать, плохо помню это время. Потом в 2007 году по приглашению Владислава Ардзинба. Это было непростое время.  Было очень жалко смотреть на безумно красивую страну, которая была в послевоенном застое.

 –  Чем вам запомнился Владислав Григорьевич? 

— Я познакомился с Владиславом Григорьевичем, когда он уже с трудом перемещался, и ему было сложно говорить. Но даже так, я запомнил его мудрый взгляд, его светлый ум. Он мне стал интересен как личность. После я увидел его другого, просмотрев документальные фото- и видеоматериалы, каким он был еще в начале 90-х. Я увидел очень сильного человека, лидера всего абхазского народа, который воспользовался историческим шансом и ценой своей жизни создал государство.

 — Ваш нынешний визит в Абхазию носит профессиональный характер. Была ли у вас возможность оценить материально-техническую базу Республиканской больницы, в частности отделение нейрохирургии?

 — Когда я впервые посетил Республиканскую больницу, я был шокирован.  К сожалению, медицина в Абхазии уступает мировой. Прежде всего материально-техническим обеспечением. Поэтому об одинаковом уровне развития говорить не приходится. Я помню Республиканскую больницу в ужасном состоянии, на стенах были следы от пуль, вся диагностическая база держалась на трех рентгеновских аппаратах 1950-х годов. Я подарил отделению нейрохирургии необходимые для операций инструменты. Слава Богу, ситуация там с каждым годом все лучше и лучше.

 – Что вы можете сказать о квалификации абхазских нейрохирургов? 

 – Могу сказать точно, что абхазские нейрохирурги очень умные и грамотные. В Абхазии есть одаренная молодежь, которая умело оперирует, единственное, чего им не хватает, — это опыта и материально-технического обеспечения. Мой центр в Цюрихе готов брать нейрохирургов из Абхазии на определенное время, чтобы дать им необходимую практику.

– Какая она, современная нейрохирургия?

 – Современная нейрохирургия фантастическая. Благодаря томографу стала возможна послойная диагностика заболеваний на всех уровнях, особенно, если речь идет о головном или спинном мозге. Такая процедура отнимет у пациента всего меньше часа времени.

Во многих странах существует санитарная авиация. Если произошла какая-то катастрофа, прилетает вертолет, забирает пострадавшего с места происшествия и за считанные минуты доставляют его в специализированную клинику. Во многих клиниках нейрохирургии есть вертолетная площадка на крышах, спуская потерпевшего на лифте, быстро берут каплю крови и, до того как он поступит в отделение, анализы полностью готовы. Вот так происходит в современной медицине. 

 – Возможно ли все это осуществить в Абхазии?

 – Все это организовать очень сложно, нужны большие деньги и много времени. Абхазия территориально маленькая страна, нет пробок, нужна серьезная концепция организации здравоохранения, материально-технически оснащенная и опытный персонал, и все.

 – Изменился ли уровень подготовки нейрохирургов сегодня? Каким он был, когда образование получали вы?

 – Нейрохирургическое образование я получал уже в Швейцарии, потому оно ничем ни отличается от тех стандартов, которые в мире существует сегодня. Если сравнивать ситуацию сегодня с тем, что было прежде, то, конечно, это небо и земля. Современная подготовка врача-нейрохирурга длится в среднем не 6 месяцев, а 6 лет. Сейчас молодежь более осведомлена, чем мы в свое время. Уровень современной нейрохирургии просто фантастический. За весь период моей медицинской практики произошел нереальный прогресс. Были времена, когда опухоль удаляли пальцем, после чего пациент мог умереть от кровотечения. Сегодня операцию проводят микрохирургическим путем с использованием самых современных технологий: навигационных систем, технологии окрашивания кровотока опухоли и здоровых тканей, мониторинга функций определенных участков мозга.

 – Что касается диагностики заболеваний, многие не решаются на томографию, объясняя это тем, что можно получить облучение. Что вы скажете по этому поводу, это миф?

 – Миф! Конечно, рентген вреден, но современные томографы облучают меньше, чем обычный рентгеновский аппарат. С помощью этой небольшой части рентгена, или магнитного поля, устанавливают диагноз: опухоль или не опухоль, кровоизлияние или нет. Все это гораздо важнее, согласитесь.


Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
В ЭФИРЕ
Заголовок открываемого материала