Вид на Новый-Афон - Sputnik Абхазия
В Абхазии
Последние новости Абхазии в материалах Sputnik Абхазия.

Андреас Кипар: для меня вся Абхазия — это сад, особый сад

© Фото : предоставлено Андреасом КипарАндреас Кипар
Андреас Кипар - Sputnik Абхазия
Подписаться на
НовостиTelegram
Известный итальянский ландшафтный архитектор Андреас Кипар поделился с нами своими впечатлениями об Абхазии и идеями о планировании и развитии городов Абхазии, использовании естественного ландшафта и природного потенциала Абхазии.

– Андреас, вы ландшафтный архитектор  и глава известного архитектурного бюро LAND Milano в Италии, которое получило всемирную известность благодаря своей стратегии превращения некогда промышленных территорий и целых городов в зеленые города. В частности, вы превратили промышленный Милан в "зеленую" столицу севера Италии. Что такое ландшафт для вас и какую роль он играет в настоящее время в реализации проектов планирования городов?

– Ландшафт — это особый взгляд на культуру местности, который помогает раскрыть неизведанное, нереализованное богатство природы. Если нам удастся осознать это, мы сможем создавать проекты, подчеркивающие связь между различными территориями. Эти проекты в свою очередь будут вовлекать и другие территории, которые, участвуя в этой обновленной модели развития, смогут превратить ландшафт в устойчивый двигатель преобразования. Таким образом, это и есть новый стратегический подход к процессам развития территорий. Основополагающей для достижения успеха таких проектов является наша способность сохранять истинное предназначение территории.

Храм Ипатия Гангрского в Гагре. - Sputnik Абхазия
Овеянный тайнами храм Святого Ипатия в Гагре

Ландшафтный дизайн довольно сложная дисциплина, имеющая различные направления, одним из которых является пространственное планирование — менее известная, но более рациональная форма ландшафтной архитектуры.

Стратегия для Милана, которую мы назвали "Зеленые лучи", — это глубокое изменение в восприятии и представлении города. Для Милана характерен медленный темп жизни в условиях современной динамики развития. Восемь зеленых лучей, по одному для каждой административной зоны города, символизируют радиальную структуру Милана, а также делают менее плотным насыщенный городской ландшафт.

– В марте 2016 года вы посетили город Гагра и другие города Абхазии. Каковы ваши первые впечатления о городе Гагра? Как вы знаете, этот город является одним из самых популярных на постсоветском пространстве курортов Абхазии со множеством достопримечательностей, таких как Парк имени принца Ольденбургского и других.

– Впервые посетив Абхазию, я был впечатлен ее выдающейся природой и огромным историческим и культурным потенциалом. Ее природные ресурсы и удобное расположение между Черным морем и Кавказскими горами стимулируют процесс восстановления территории страны. В Абхазии уже есть все, что нужно для повышения туристической привлекательности и дальнейшего развития. Для меня вся территория Абхазии — это сад, особый сад! Просыпаться утром с видом на морской пейзаж за окнами и засыпать ночью в окружении высоких гор — прекрасный пример того, каким образом и в какой степени природа может войти в нашу жизнь.

– Что привело вас в Абхазию?

– Благодаря сотрудничеству с нашими партнерами, проектировщиками из Абхазии и России, меня пригласили в команду экспертов по работе над проектом восстановления Парка имени принца Ольденбургского и набережной города Гагра в рамках разработки программы развития территории города Гагра, предусматривающей новый вид устойчивого и высококачественного туризма.

– Каким вы видите основной подход в развитии и планировании территории курортного города Гагра с его высоким рекреационным потенциалом?

Гагрипш - Sputnik Абхазия
"Виртуальная Абхазия": ресторан "Гагрипш"

– Благодаря своим паркам, Гагра обладает уникальной местностью. Структура города обладает возможностью для создания новых коммуникаций в инфраструктуре для соединения между собой отдельных интереснейших мест города, таких как сады, парки, набережные, горные достопримечательности, различные туристические маршруты и направления. 

Располагаясь вдоль моря и близ гор, Гагра имеет очень специфическое и своеобразное размещение с точки зрения городской структуры. Такое расположение города – тот самый двигатель, с помощью которого можно повысить благоустройство набережной и задействовать общедоступные места посредством создания экологических коридоров, не нарушая природной ценности. 

По прошлому опыту мы знаем, что лучше решать небольшие проблемы в больших масштабах, чем делать наоборот. Здесь мы поняли, что нам необходимо объединить возможности береговой части города и высокое качество потенциала ландшафта Абхазии.

– Давайте поговорим о парках Абхазии и в первую очередь интересен Парк имени принца Ольденбургского в Гагре, проект его реконструкции, в котором вы участвуете. Этот парк имеет историческую и культурную ценность, он является объектом парковой ландшафтной архитектуры. Он был заложен в 1903 году принцем Ольденбургским.

– Как ландшафтный архитектор, как вы оцениваете состояние парка, набережной и объем работ, которые необходимы для их восстановления?

Парк принца Ольденбургского является отличным примером исторического дендропарка с особым природным наследием. По сравнению с другими дендрологическими и ботаническими садами в Абхазии, характер этого парка является уникальным. Близкое расположение набережной, которая больше всего привлекает туристов в Гагре, безусловно, является преимуществом для парка.

В нашей концепции мы предложили разделить парк на три функциональные зоны: историческую, природную и представительскую. Каждой зоне соответствуют определенные функции и объекты, расположенные на территории. Такое разделение зон было выбрано после углубленного изучения объектов в парке.

Реконструкция парка имени принца Ольденбургского, который на деле является главными воротами города, может быть мощным импульсом началу процесса по восстановлению всего города Гагра. 

По прошлому опыту мы поняли, что для успешного восстановления старых садов и парков, мы должны сконцентрироваться на их базовой структуре, воссоздание которой приведет к новым возможностям применения парка.

© Андреас КипарМастер-план Андреаса Кипара
Мастер-план Андреаса Кипара - Sputnik Абхазия
Мастер-план Андреаса Кипара

– Что вы думаете о ландшафтном дизайне парка и набережной? Как функционально они могли бы быть наиболее оптимально использованы?

– Историческое происхождение таких мест, как дворец принца Ольденбургского, Парк имени принца Ольденбургского и тысячелетние православные церкви, расположенные на этой территории, вызывает интерес как у местных, так и у иностранных туристов. С другой стороны, ботанический и дендрологический потенциал парка дает возможность создать "питомник" для экзотических растений, проводить образовательные мероприятия, а также разрабатывать и предлагать интересные туристические маршруты и ботанические туры.

Ландшафтный дизайн парка и набережной состоит из существующих сооружений, прудов и дорожек. Новая концепция предполагает новое качество материалов, новые виды услуг, которые такая замечательная набережная может предложить.

Нам нужно понять новые потребности посетителей, которые приходят в парк не только на прогулку, но и для "использования" ландшафта. Под термином "использовать" я имею в виду, что посетители отождествляют ландшафт с четко определенными удобствами, как детские площадки, спортивные сооружения, музеи, рестораны, бары. 

Река Репруа. - Sputnik Абхазия
Самая короткая река в мире находится в Абхазии

– Какова фундаментальная идея концепции, предложенная вами для реконструкции парка и набережной?

– Парк имени принца Ольденбургского —  первый сад, который посетители наблюдают при въезде на территорию Абхазии со стороны России. По этой причине, представляя себе парк имени принца Ольденбургского в качестве приветственного пути к другим новым туристическим маршрутам, мы предложили манифест: "Добро пожаловать в Абхазию — землю садов". 

Парк уже сам по себе очень хорошо сохранился как сад. Основная идея здесь — сохранить существующие элементы и ввести новые, которые смогут подчеркнуть красоту этого исторического сада.

Набережная привлекает множество туристов, а также является местом для размещения различных услуг. В то же время ботанический парк создан для поддержания существующих природных ресурсов, и сохранение его ландшафта должно стать важной установкой в повседневной жизни граждан и путешественников.

Таким образом, идея состоит в том, чтобы сохранить природную ценность территории парка и привнести больше удобств на набережную. Вкушая пищу и выпивая коктейли, люди смогут созерцать красивые и живописные пейзажи Абхазии.

– Как вы рассматриваете потенциал гор в Абхазии и их использование в ландшафте и городском планировании, особенно Гагры с точки зрения повышения его туристической привлекательности?

– Парк имени принца Ольденбургского, безусловно, имеет потенциал, чтобы стать отправной точкой для горных маршрутов. Горы Абхазии имеют огромный ресурс для туризма. Рядом с парком уже существует фуникулер. Однако он нуждается в восстановлении.

В рамках проекта мы предложили три различных по долготе маршрута, начиная с трех различных точек. Западные ворота парковой части замка Абаата, восточные ворота — комплекс с общественными удобствами, такими как кино, рестораны и колоннада. Последняя точка находится в центре парка, где расположен ресторан Гагрипш.

Предлагая различные виды деятельности, будущее туризма этой области оставит свой след в памяти туристов. Люди должны путешествовать, чтобы знакомиться с новыми достопримечательностями и получать эмоциональный опыт. 

Диалог между морем и горами, а также между культурой и природой может быть полезным для упомянутой выше новой туристической концепции: Абхазия — земля садов.

– Лозунг вашего архитектурного бюро – "от серого к зеленому" — реализует принцип создания зеленой инфраструктуры в городах.

– В случае c Абхазией, как вы видели, "зеленого" здесь более чем достаточно. Как сохранить и восстановить то, что было создано природой в планах новых застроек и реконструкции городов? 

Мамзышха. - Sputnik Абхазия
"Виртуальная Абхазия": Мамзыщха

Согласен. Абхазия — это земля с вечнозелеными садами вдоль берегов на фоне красивого горного силуэта. Природа здесь является абсолютной доминантой. Но девиз LAND Milano "от серого к зеленому" не следует понимать только в буквальном смысле. Наш девиз также включает создание зеленой инфраструктуры — системы, совместимой с более широким понятием территориального планирования, которая делает исторический город ответственным за будущее планирование. Кроме того, наша стратегия также предусматривает предоставление новых инфраструктурных сетей для умеренного передвижения пешеходов, дорожки для велосипедистов, а также местные и региональные услуги. Больше всего, однако, мы нуждаемся в объединении растительности и природных территорий в исторических, культурных, городских, производственных и промышленных зонах. Все эти разные места вместе должны составить новый абхазский пейзаж, что-то особенное.

– Италия и Абхазия очень близки по климатическим и другим характеристикам. Что бы вы отметили общего в планировании развития территории прибрежных городов обеих стран?

– Пример из Италии – Лигурия, область, где высокие горы встречаются с морем. Климатические и природные условия двух регионов очень похожи.

В Абхазии наиболее важные районы города развиты вдоль береговой линии, как и в Лигурии. Развитие городов таким образом очень широко распространено во всем мире. Удобное расположение территории у моря предполагает лучшую инфраструктуру, туристические объекты, более мягкие климатические условия и многие другие преимущества.

В работе, которую мы проводим вдоль побережья Лигурии, мы всегда стараемся соединить море и горы, что делает город менее застроенным и неотъемлемой частью всей прибрежной системы. 

– Итальянская архитектура и парковые ландшафты Италии всегда оказывали немалое влияние на развитие мировой архитектуры и ландшафтного дизайна. Кроме того, Италия владеет 40% мирового наследия, что, естественно, требует от нее невероятных усилий по его защите. В Италии сегодня вопросами сохранения, реставрации и восстановления объектов природной и историко-культурной ценности очень активно занимаются в том числе и различные частные фонды.

– Расскажите об их роли в восстановлении таких объектов.  Может ли этот практический опыт стать примером для Абхазии, у которой много уникальных объектов историко-культурного и природного значения? 

В процессе работы мы использовали Флорентийский Устав, предполагающий сохранение исторических садов в Италии и по всему миру. Италия является страной, имеющей огромное количество объектов историко-культурного наследия, находящихся под охраной. Кроме того, есть много частных и государственных фондов, которые работают для защиты и сохранности исторических и ботанических садов, такие как ФАИ (Fondo Ambiente Italiano). ФАИ — это один из самых важных НПО в Италии. В Италии существует 37 различных объектов наследия, находящихся под защитой этой организации (замки, виллы, башни, аббатства, мельницы, церкви, парки, сады, леса, заливы и т.д.), из которых 21 объект —это парки и сады.

Колонада. - Sputnik Абхазия
"Виртуальная Абхазия": Колоннада в Гагре

Идея заключается в привлечении туристов и местных жителей для восстановления различных систем парка. Для этого нам необходимы знания и опыт, а также целевое финансирование.

Международный комитет исторических садов ИКОМОС-ИФЛА был создан 21 мая 1981 года во Флоренции. В ходе переговоров был принят Устав о сохранении исторических садов, который получил название в честь города. Флорентийский Устав был подготовлен Комитетом и зарегистрирован ИКОМОС 15 декабря 1982 года в качестве дополнения к Венецианской хартии.

– Кстати, ваша первая дипломная работа была связана с домом Ольденбургов, расположенным в Германии? Расскажите немного о ней.

– Как мы знаем, дом Ольденбургов является европейским королевским домом Северного немецкого происхождения. Это один из самых влиятельных королевских домов Европы с правящими ветвями в Дании, Исландии, Греции, Норвегии, России, Швеции и Ольденбурге.

Работа над таким проектом была для меня настоящим удовольствием. Проект изначально был разработан князем Ольденбургом — членом немецкой королевской семьи.

В Германии я работал над несколькими крупными проектами по оживлению ландшафтов. В Италии, например, я начал работу по ландшафту с небольших садов, впоследствии придавшие привлекательность более крупным территориям, на которых располагались эти сады. Вот почему я так хорошо знаком с парком имени принца Ольденбургского.

– Можно ли изменить сегодняшнюю ситуацию в городе Гагра небольшими проектами?

– Даже небольшой проект с привлечением минимального капитала может способствовать процессу восстановления территории.

Виртуальная Абхазия. Вид на пляж Пицунды. - Sputnik Абхазия
"Виртуальная Абхазия": Пицунда

Основная цель этих проектов — преобразование проблем отдельных областей в новые возможности, которые могут играть фундаментальную роль для экологии и окружающей среды. Таким образом, эти территории смогут раскрыть свою индивидуальность.

В Милане, например, стратегия "Зеленые лучи" представляет собой общий план для восстановления существующей территории и ее будущего развития. Шаг за шагом такие проекты, как Porta Nuova, Портелло и многие другие дают возможность приблизиться к реализации данной стратегии.

Все стратегии от макро- и до микроуровня направлены на создание целостной системы, способной создать условия для расширения общественного пространства и рождения нового образа города и самой Абхазии.

– Как вы думаете, нужны ли городу Гагра и другим городам Абхазии мастер-планы в современном понимании этого слова?

– Совершенно очевидно, что мастер-план необходим для дальнейшего развития этой территории. Комплексный анализ территории, так называемая "зеленая ландшафтная экономика" — это современный подход к экологической устойчивости, объясняющий то, как территория может стать новым экономическим двигателем через возрождение "нового пейзажа", символом новых отношений между культурой и природой, традицией и инновацией.

Все города нуждаются в стратегическом мастер-плане, основанном на индивидуализации собственного ландшафта. В прошлом мы имели опыт работы с подобного рода мастер-планами, которые сначала имели “рабочую” версию и затем в процессе работы над проектом постепенно дорабатывались и утверждались. 

– Расскажите, пожалуйста, о ваших проектах. В каких странах и городах вы реализовали свои проекты? Какой из проектов самый любимый?

– С тех пор как я основал "Land Millano", мы работали как в Италии, так и во всем мире. Мы начали с проектов в Италии и Германии, работали очень интенсивно с государственными органами и муниципалитетами. Без сомнения, акцент был сделан на Милане — столице Северной Италии и Эссене — столице Рурштадта. Оба города имеют богатое историко-культурное наследие, ярко выраженное в их ландшафте. Затем, в последнее десятилетие, новые социально-экономические тенденции привели к началу процесса интернационализации, поэтому мы расширили сферу интересов — на Ближнем Востоке, в Африке и Южной Америке, приняв участие в нескольких международных конкурсах. С Россией у нас особые отношения, мы выиграли ряд важных конкурсов, которые позволили нам разработать мастер-планы и более активно взаимодействовать с местными заинтересованными сторонами.

Что касается моего любимого проекта. Я вырос в малообеспеченной семье и рад, что смог внести свой небольшой вклад. Для меня моя профессия – удовольствие и призвание, и я рад, что в моей жизни есть люди, которые меня всегда поддерживают.

В этом смысле я благодарен друзьям в Bosco, который встретил меня с распростертыми объятиями 30 лет назад, директору и генеральному дизайнеру Parco Nord Milan, Франческо Борелла, который дал мне возможность принимать участие в течение пятнадцати лет (1985-2000) в одном из самых интересных проектов в Италии. В процессе работы я научился многому, а самое главное терпению, которое особенно требуется в работе с природой. Все мои дальнейшие работы являлись детищем самого важного опыта, полученного в Милане. Я убежден, что стратегия по созданию комфортного пространства для всех по всей Москве, предложенная Сергеем Кузнецовым (главный архитектор города Москва), является единственно правильным решением.

– Какими принципами вы руководствуетесь в своей работе?

Виртуальная Абхазия. Вид на пляж Пицунды. - Sputnik Абхазия
"Виртуальная Абхазия": Пицунда

– Постоянные изменения как в мире, так и в ландшафте требуют от нас, архитекторов, каждый раз вносить коррективы в наши идеи. Ландшафтные архитекторы выявляют потребности людей путем наблюдений и работы в проектных группах, сфокусированных на создании концепций, идей и планов на будущее. На первый взгляд это имеет мало общего с проектированием, однако такие наблюдения помогают учесть эти постоянные изменения ландшафта города.  

На основе такого наблюдения и сбора информации мы рассказываем собственную историю об этом месте. Полученная картина проста и понятна: мы постоянно отражаем в наших проектах эту динамику изменений.  

Таким образом, мы становимся рассказчиками и иллюстраторами всего процесса.

– Чем вас привлекает ландшафтная архитектура, с чего началось это увлечение?

– Тридцать лет назад, когда я закончил учебу в университете Эссена — исторической столице Рурштадта, производившей уголь и сталь, я выбрал Италию как страну, в которой я продолжил свое путешествие в качестве архитектора и ландшафтного дизайнера. Мои поиски привели меня в Неаполь, Рим и Флоренцию к великому мастеру Peter Porcinai, но только в Милане мне представилась возможность принять участие в проекте Italia Nostra под названием "Boscoincitta" — первый пример по созданию лесного парка, который недавно отметил 40 лет с момента основания. После длительных поисков я обнаружил небольшую территорию в парке Parco Nord Milano, которая представляла собой опустошенную местность под названием Бреда, где я реализовал свою проектную идею. В настоящее время это одна из наиболее озелененных территорий города. 

А также я изучал ландшафт во многих итальянских городах и регионах, который был воссоздан городскими архитекторами послевоенного периода. Прежде всего Джузеппе Кампос Венути, благодаря которому я получил опыт работы в инновационных проектах, Эмилия-Романья, Вецио де Люсия Неаполь, Роберто Д'Агостино в Венеции, Федерико Олива в Милане, Бруно Габриэлли на Сардинии и Джанкарло Де Карло в Республике Сан-Марино.

– Что бы вы пожелали Абхазии?

Я бы хотел пожелать, чтобы Абхазия использовала свой огромный потенциал и ресурсы своей территории. Абхазия может стать очень популярным местом в мире, благодаря своей уникальности. Существующая красота природы во взаимодействии с работой ландшафтных архитекторов, градостроителей и местных органов власти, безусловно, поможет повысить качество повседневной жизни и начать процесс восстановления всей территории.

Лента новостей
0