Вид на Новый-Афон - Sputnik Абхазия
В Абхазии
Последние новости Абхазии в материалах Sputnik Абхазия.

Потеря и возвращение дара "речи": Абхазское радио

© Фото : из архива Екатерины БебияРабота абхазского радио
Работа абхазского радио - Sputnik Абхазия
Абхазское радио отмечает свое 85-летие 30 апреля. За эти годы оно преодолело несколько сложных этапов, и один из них выпал на период с 1936 по 1953 годы, когда репрессивные меры советской власти едва не "задушили" в нем абхазский дух.

Sputnik, Бадри Есиава. 

Абхазское радио начало вещание 30 апреля 1932 года из Остроумовского ущелья в Сухуме. Эту работу организовали простые местные радиолюбители. Cпустя четыре года после открытия, оно подверглось репрессиям. 

Этот тяжелый период Абхазского радио, который выпал на 1936 — 1953 годы, подробно описывает в своей книге "Абхазское радио и телевидение в историко-культурном контексте (1932 — 1993 годы)" журналистка Екатерина Бебиа.

Радиоприемник - Sputnik Абхазия
В Абхазии
Говорит Абхазское радио: уже 85 лет

Она пишет, что в декабре 1936 года уполномоченным по радиофикации и радиовещанию при ЦИК Абхазской АССР был назначен Иван Когония, при котором радиокомитет уже был укомплектован журналистами. Среди них были его заместитель Партен Цвинария, в качестве редакторов и корреспондентов работали Артем Амкуаб, Чинчор Зухба, диктором был Сандро Сангулиа. 

Во всех районах республики были созданы радиоузлы, а в центре Сухума его мощность достигала 500 ватт. Работа кипела, и Абхазское радио набирало обороты, но 10 января 1937 года все изменилось. 

Тогда Президиум Центрального Исполнительного Комитета  Компартии по приказу руководства из Тбилиси постановил упразднить радиокомитет для переподчинения его Грузии. 

"Тбилисским руководителям это нужно было для того, чтобы проводить свою политику и по радио", — говорится в книге Екатерины Бебиа.

Она пишет, что не по воле своих работников Абхазское радио в годы репрессий стало инструментом создания определенной морально-психологической атмосферы, отравляя массовое сознание. Те, кто выполнял эту грязную работу, сумели избежать ареста. 

Несколько тысяч граждан из числа партийных, советских, профсоюзных работников, деятелей науки и культуры, рядовых рабочих и крестьян были репрессированы по делам "о контрреволюционной, диверсионно-вредительской, террористическо-повстанческой, шпионской организации" и еще целого ряда обвинений. 

Над этими людьми, которые, чаще всего, не имели никакого отношения к подобной деятельности, проводились гласные открытые судебные процессы в Абхазском государственном театре. Слушания транслировались по радиорупорам, установленным на улицах городов. 

"Кроме прямого эфира судебного процесса, во время перерывов организовывались радиобеседы о ходе процесса. К сожалению, радио использовалось и для того, чтобы внести в народ чуждые ему идеи, проводить политику, угодную властям", — пишет журналист. 

Радио Sputnik Абхазия - Sputnik Абхазия
В Абхазии
Радио Sputnik Абхазия: на разных частотах, но в одной стране

В своей книге Бебиа приводит слова уполномоченного по радиофикации и радиовещанию Ивана Когония: "Кругом шли репрессии. Арестовывались руководящие работники, ученые, деятели литературы и искусства и простые люди. Нам было дано задание — полностью транслировать процесс из зала открытого суда. Мы были вынуждены давать это в эфир". 

По воспоминаниям Когония, в день 20-летия Наркомздрава Абхазии в студию Абхазского радио пришел руководитель этого ведомства Вианор Анчабадзе, который поздравил своих коллег с праздником и поделился своим видением перспектив работы. 

В его выступлении не было сказано ни единого слова о репрессиях или политике, но на следующий день Анчабадзе был арестован. Спустя некоторое время такая же участь постигла и уполномоченного Главлита по радиокомитету Виктора Кукба. Они были расстреляны как враги народа, а Иван Когония был снят с работы. 

Запрет абхазской редакции 

В начале Великой Отечественной войны 1941-1945 годов, пишет Екатерина Бебиа, пришло письмо из Тбилиси, где сообщалось о прекращении работы всех трех редакций Абхазского радио в связи с войной. 

Спустя некоторое время пришло еще одно письмо, в котором говорилось о возобновлении работы русской и грузинской редакции. Вещание на абхазском языке было отменено. 

"Грузинские власти давно хотели этого, но не могли найти причину. А тут — война. Хотя во время войны, как никогда нужно было слово по радио для мобилизации сил, для поднятия духа народа. Но даже войну грузинские власти использовали для своих неблаговидных целей", — делает вывод Бебиа. 

С 1941 года в книге приказов Радиокомитета не значится ни одна абхазская фамилия. Все абхазы были уволены под предлогом закрытия редакции. 

Стали закрываться абхазские школы, якобы перевод их на грузинский язык улучшит качество учебно-воспитательного процесса. 

Тематика радиопередач на русском языке говорит о том, что в 50-х годах большое внимание уделялось освещению работы промышленных предприятий Сухума, внедрению "новаторских методов", часто звучали голоса стахановцев и передовиков производства. 

В качестве примера Екатерина Бебиа приводит выдержки из блока "Новости Абхазии" за 1 февраля 1950 года.

"С каждым днем все шире и шире развивается подготовка к выборам в Верховный Совет СССР…», — информировали населения по радио.

"Комсомольцы и молодежь города Ткварчели активно участвуют в социалистическом соревновании в честь выборов в Верховный Совет СССР…", — еще одно сообщение из радиопередатчика.

"Абхазская Государственная филармония организовала шесть художественных концертных бригад, которые будут обслуживать агитационные пункты при избирательных участках в связи с выборами в Верховный Совет СССР", — вещало радио.

Абхазское радио - Sputnik Абхазия
В Абхазии
Садзба: радио остается самым удобным способом получения информации

Все новости должны были вести нужную власти агитационную политику. И ни единого слова на абхазском языке. 

"Возвращение" абхазского голоса 

После смерти Сталина в 1953 году абхазское радио "задышало". Возобновилось вещание республиканского радио на родном для абхазов языке. Каждый выход этих передач придавал абхазам чувство радости, гордости и некоторой уверенности, но сложности все еще существовали.

"Кадрами радиожурналистов и технических работников радио было укомплектовано очень слабо. Стиль речи и язык были несовершенны. По микрофонным папкам эфира видно, что допускались грамматические и стилистические ошибки", — пишет Бебия.

Редактором абхазской радиоредакции тогда был Иван Амичба, диктором – поэт Алексей Джонуа, радиокорреспондентом — Елена Гунба. 

В 1956 году эфирное время увеличилось от одного часа и десяти минут до двух часов, а в 1956 году – до трех, но техническое оснащение Абхазского радио еще оставляло желать лучшего. Все записи велись только в студии, записи вне редакции еще не включались в выпуски, не было и обзоров печати. 

В начале 60-х годов ситуация изменилась в лучшую сторону. Появилась возможность делать записи вне студии. На абхазском языке, наконец, зазвучал ряд интересных и актуальных для населения тем. В эфирах говорили о медицине, театре, искусстве, спорте, литературе, экономическом и культурном развитии республики, в студию приглашались гости для беседы.  

Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
В ЭФИРЕ
Заголовок открываемого материала