Вид на Новый-Афон - Sputnik Абхазия, 1920, 12.10.2021
В Абхазии
Последние новости Абхазии в материалах Sputnik Абхазия.

Бесстрашие и аристократичность: правила жизни Тамары Шакрыл

© Foto / предоставила семья Шакрыл Тамара Платоновна Шакрыл.
Тамара Платоновна Шакрыл. - Sputnik Абхазия, 1920, 02.09.2021
2 сентября абхазскому ученому, языковеду, общественному и политическому деятелю Тамаре Шакрыл исполнилось бы 95 лет.
О ее жизненном пути, правилах жизни, умении прощать и давать второй шанс читайте в материале Sputnik. 
Сария Кварацхелия, Sputnik 
"Если бы меня попросили назвать имена выдающихся личностей ХХ века, изменивших историю Абхазии, я бы ответила: Нестор Лакоба, Дмитрий Гулиа, Владислав Ардзинба. И на одном уровне с ними стояло бы имя Тамары Платоновны Шакрыл", - пишет этнолог Марина Барцыц. 
Тамара Платоновна родилась в семье выдающихся просветителей. Ее отец Платон Семенович Шакрыл был педагогом, писателем, переводчиком, кавалером ордена Ленина. Он стал первым во многом - написал первую абхазскую пьесу, организовал первые хоровые и драматические кружки.
Его брат Константин Семенович был доктором филологических наук, лауреатом Госпремии имени Дмитрия Гулиа, одним из тех, кто заложил основы абхазской национальной школы. В 1947 году он вместе с Георгием Дзидзария и Багратом Шинкуба направляет в ЦК ВКП(б) письмо с протестом против проводившейся в Абхазии политики грузинизации. За это Константин Семенович подвергся преследованию. 
Спустя пять лет Тамара вместе с сестрой Екатериной повторяют попытки своего дяди добиться справедливости. Еще будучи аспирантками московского Института языкознания, они с бесстрашием пишут Сталину письмо, в котором обращаются с просьбой "восстановить фактически уничтоженные права абхазского народа, получать образование на родном языке, готовить специалистов по родному языку и развивать свою национальную культуру". 
© Foto / из семейного архива Тамары ШакрылТамара Шакрыл
Тамара Шакрыл - Sputnik Абхазия, 1920, 12.10.2021
Тамара Шакрыл
Сестрам Шакрыл повезло больше, чем их дяде. Их вызвали в Центральный комитет, выслушали, но репрессий не последовало. Через несколько месяцев умер Сталин, Лаврентия Берия сместили. И в Абхазии вновь разрешили обучение на абхазском языке. 
И позже Тамара Платоновна продолжала защищать права абхазского народа, принимала активное участие в работе форума народного единства "Аидгылара". В 1967 году она участвовала в четырехдневном народном сходе против действии грузинских властей в Абхазии. 
За это партбюро Сухумского пединститута 25 августа приняло постановление: "Учитывая активное участие доцента кафедры абхазского языка Т.П.Шакрыл в самочинных сходах 1965 и 1967 годов и проявления ею националистических настроений, чем она оказывает отрицательное влияние на студенческую молодежь, а также проявление с ее стороны неколлегиальности на кафедре, считать нецелесообразным оставление ее на педагогической работе”. 

Шакрыловский код

Как считает Аида Хонелия, в семье просветителей и борцов за права абхазского народа, наверное, невозможно было бы не стать тем, кем стала Тамара Платоновна - истинным патриотом, который стоял у истоков национально-освободительного движения Абхазии. 
Абхазские ополченцы на улицах Сухуми в дни грузино-абхазского конфликта. 15.07.1989 г.  - Sputnik Абхазия, 1920, 15.07.2021
В Абхазии
Первая кровь: столкновения между грузинами и абхазами в 1989 году
"Секрет как раз в том, что каждый из них выбирал свое поприще не для того, чтобы добиться личного успеха, стать хорошим ученым. Каждый из них выбирал поприще, где он хотел служить родине. Все, что делали представители этой семьи, было для развития своего народа, своей страны. Это какой-то у них удивительный шакрыловский код. В их семье по-другому не получилось бы", - считает Аида Хонелия. 
Сама Аида познакомилась с Тамарой Платоновной в Абхазском научно-исследовательском институте (ныне Абхазский институт гуманитарных исследований - прим.) сразу же после Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 годов. 
"Марина Барцыц меня подвела к ней, и Тамара Платоновна сказала: "А вы вечером приходите ко мне". Насколько я знаю, она очень мало кого приглашала домой, но Марина была вхожа в этот круг, она часто бывала у нее дома. Мы в тот же день пошли к ней в гости. Я и мечтать не могла попасть домой к такому человеку. Я слышала о ней с детства, дедушка говорил за нее "ахацампхус" (ахаҵамҧҳәыс - та, которая сочетает в себе качества и способности как женщины, так и мужчины, героическая, бесстрашная - прим.), он всегда следил за тем, как развивалось национально-освободительное движение и считал, что именно Тамара Платоновна была одним из предводителей этого движения. Поэтому не была предела моему счастью”, - признается она. 
Войдя в дом Тамары Шакрыл, Аида оказалась в жилище настоящего ученого, который постоянно развивается, ищет информацию. На всех поверхностях были разложены книги, журналы, газеты. И самое главное, табу для любого, кто входил в квартиру, было ничего не трогать, не передвигать, не переставлять. 
"Меня сразу предупредили: "Ой, ничего не трогайте, я сама все уберу. Я все время убираю, а они все время приходят и сами тут располагаются. Я вообще не виновата, что столько книг здесь лежит", - сказала Тамара Платоновна. И когда Тамару Платоновну ранили и стало понятно, что нет шансов, мне дали ключи от ее квартиры и сказали: "Нужно пойти и подготовить комнату". Мы с Бикой Ласуриа (Рабия Ласуриа - дочь поэта Мушни Ласуриа - прим.) пришли в квартиру, и я не могла сдвинуть ничего с места. Установка, что нельзя ничего трогать, так глубоко засела в голове. Все должно лежать так, как положила она. Я долго не могла собраться, и Бике не давала к чему-либо прикоснуться. Но потом Бика мне сказала, что раз нас сюда отправили, то надо сделать", - вспоминает Аида Хонелия. 
© Foto / из семейного архива Тамары ШакрылТамара Шакрыл
Тамара Шакрыл - Sputnik Абхазия, 1920, 12.10.2021
Тамара Шакрыл

Врожденная аристократичность

До знакомства с Тамарой Платоновной в представлении Аиды Хонелия это была женщина-гром, которая повелевает мужчинами, заставляет их делать так, как надо, не позволяет им трусить и быть слабыми, так как сама она была очень сильной. Позже Аида обнаружила в ней очень тонкого, нежного человека. В ней была врожденная аристократичность. 
"Это и шарфик на ее шее, это и манеры. Я точно могу сказать, что после смерти Тамары Платоновны в моей жизни больше не осталось людей, при ком я не могла бы откинуться на спинку кресла или дивана. При ней было нельзя. Не потому, что она так сказала, а потому что она себя вела так, что ты невольно вынужден был держать определенную планку. Если человек в таком возрасте при тебе никогда не закинет ногу на ногу и сидит с ровной спиной, то ты невольно подчиняешься этому и сам стараешься соответствовать. То есть это то, что называется зеркальное поведение", - отмечает она.
Но больше всего поражала ее способность прощать и давать шанс. Многие, кого Тамара Платоновна опекала долгие годы, получив высокую государственную должность, меняли свои взгляды, делали то, что для нее было неприемлемо. Но она считала, что нельзя ставить крест на человеке, нужно простить и объяснить все, и он непременно все поймет. 
Она приглашала человека в свой "кабинет" на набережной Сухума, который находился под высоким и раскидистым эвкалиптом, недалеко от знаменитой кофейни "Брехаловка". 
"Тут очень важно, что Тамара Платоновна никогда не говорила в помещении, наученная собственной историей, она считала, что в любой комнате, в любой квартире можно поставить жучки и подслушать любой разговор, поэтому нужно говорить в парках, на набережной. Она с ними встречалась, вызывала их прогуляться по набережной. Это была удивительная картина - большие, высокие мужчины и Тамара Платоновна, которая их держит под локоточек и тихим голосом им что-то объясняет. Она тихим молоточком забивала в голову важные вещи. На самом деле невозможно было не выслушать, не дать ей договорить. Это было как кролики и удавы, по физическим параметрам она могла быть меньше, но масштаб личности был намного больше. Она всегда была доминирующей, и в этом ключевую роль сыграли сила ее характера, мощь ее кода. Все ее выслушивали, не факт, что делали так, как она говорила, но выслушать себя она заставляла", - вспоминает Хонелия. 
Тамара Шакрыл всегда оставалась молодой и современной, даже несмотря на возраст. Она в 75 лет освоила компьютер. По словам Аиды Хонелия, она не считала, что она для этого стара. 
"Если ей это интересно, то она это усваивала. Я знаю кучу чиновников, которые до сих пор пишут от руки и отдают секретарям, которые им набирают потом текст на компьютере. И оправдываются тем, что не могут освоить компьютер. Я не знаю никого, кто в таком возрасте смог научиться работать на компьютере", - добавляет Хонелия.
Тамара Шакрыл – известный абхазский языковед, доктор филологических наук, профессор, общественный и политический деятель. Автор целого ряда научных статей и книг. Исследовала морфологию и синтаксис абхазского языка, философские проблемы языкознания. За крупные достижения в области науки и большой вклад в защиту государственности Абхазии награждена орденом "Ахьдз-Апша" II степени. Ее имя внесено в энциклопедию "Ведущие языковеды мира". Была смертельно ранена 12 ноября 2004 года во время массовых волнений.
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
В ЭФИРЕ
Заголовок открываемого материала