12:36 18 Сентября 2019
Прямой эфир
  • USD64.12
  • EUR70.60

Яркая вспышка на абхазской сцене: Муты Кове 110 лет

© Foto / из книги "Взошедшая звезда"
В Абхазии
Получить короткую ссылку
45641

Актеру театра, танцору, хореографу, драматургу и режиссеру Муты Кове 14 марта исполнилось бы 110 лет. О трагичной судьбе и творческом пути одной из самых незаурядных личностей абхазского театра читайте в материале Sputnik.

Асида Квициния, Spuik.

"В один из майских праздников в 1920-х годах Нестор Лакоба, который направлялся в Лыхны, по пути остановился у правления села Куланырхуа, там собрались люди. Кто-то занимался джигитовкой, другие танцевали. Его взгляд упал на молодого человека, который танцевал посреди окружавших его певцов. Нестор спросил, кто это. Он сын Османа Кове, сказал стоявший рядом один из старейшин села Мактат Авидзба. "Он очень талантливый парень, будьте внимательны к нему и оберегайте его, в будущем он нам может понадобиться", - сказал Нестор Лакоба. Об этом писал Георгий Гублия в книге "Муты Кове".

Азиз Агрба
Предоставлено Абхазским драмтеатром им. С. Чанба

Муты Кове родился в селе Куланырхуа в семье абхазского крестьянина Османа Кове. С самого детства он тяготел к народному творчеству. Вечерами отец Муты рассказывал своим сыновьям истории и сказки, сопровождая их игрой на свирели. В семье Муты не было тех, кто не умел петь и танцевать, а вечерние сказания отца даже завораживали мимо проходящих людей, останавливавшихся послушать живые истории Османа Кове.

Начало  

В возрасте 12 лет Муты Кове познакомился с Шарахом Пачалиа (Народный артист СССР – ред.). Они вместе проводили много времени и вместе поступили в гудаутскую девятилетнюю школу. При школе действовал драматический кружок, который друзья вскоре стали посещать.

"Мы с моим другом мечтали стать шоферами и твердо договорились после окончания школы обязательно поступить на курсы шоферов. Но Иосиф ( брат Шараха – ред.) доказывал нам, что профессия актера очень интересна. Тут случилось, что в апреле 1929 года к нам приехала комиссия из Сухума в составе трех человек – Кондрата Дзидзария – директора сухумской абхазской школы, режиссера Домогарова и педагога Маан", - написал в статье "Слово о друге" Шарах Пачалиа.

Из пятнадцати участников драмкружка комиссия выбрала пятерых, куда попали Муты Кове  и Шарах Пачалиа. Несколько дней спустя собранная группа будущих актеров отправилась в Сухум. С этого и начинается творческий путь Муты Кове. Молодой актер не ограничивался работой и учебой в театре, он параллельно стал участвовать в Государственном ансамбле песни и пляски под руководством знаменитого хореографа Панцулая, вскоре Муты Кове сам  станет хореографом и будет ставить номера, придумывать новые танцевальные движения и ездить по гастролям со своим ансамблем.

Танцор-хореограф

Работая в театре, Муты Кове много времени уделял изучению и пропаганде абхазского народного песенного искусства.

"Он танцевал, как птица, раскинув полы своей черкески, словно крылья, вихрем взлетал на сцену и, как натянутая тетива, выпрямлялся на пальцах, замирая на секунду", - писал Алексей Аргун.

Разанбей Агрба во время спектакля
© Фото : предоставлено музеем Абхазгосдрамтеатра имени Чанба

Славу Муты Кове принес "Танец абхаза", который он исполнял на концертах абхазского этнографического хора. Много писали о молодом танцоре газеты и журналы Абхазии и Грузии. В 1934 году на Всекавказской олимпиаде народного творчества в Тбилиси все четыре главных премии олимпиады были вручены абхазскому этнографическому хору.

После яркого выступления в Тбилиси исполнителей огненных абхазских танцев во главе с Муты Кове приглашают принять участие в олимпиаде искусств народов мира в Лондоне. Танцоры подготовились к поездке, прибыли в Москву, чтобы оттуда отправиться в столицу Англии. Практически перед самым вылетом, не объясняя причины, танцоров вынудили вернуться домой.

Актерские образы Муты

После трех лет обучения в драматической студии Домогарова, Муты Кове становится одним из ведущих актеров абхазского профессионального театра.

Среди сценических работ Муты Кове были образы Ляпкина-Тяпкина в "Ревизоре", Командора в "Овечьем источнике" Лопе де Вега, Хаджи-Мурата в "Шамиле" Вакели.

© Foto / предоставлено музеем Абхазгосдрамтеатра имени Чанба
Первые выпускники студии Домогарова

"Работа над образом всегда отличалась глубиной, стремлением понять все чувства и переживания своего героя. Он находил в своих ролях колоритную характерность в сочетании с жизненной правдой. Роль революционера Рылеева в спектакле "Декабристы" режиссера Жданова Кове исполнил с обаятельной простотой и непосредственностью, за которыми чувствовалось мастерство актера. В то же время Рылеев Муты Кове мужественен, горд, очень смел. Большой актерский успех выпал Муты Кове в роли Ахмы в пьесе "Анзор" Шаншиашвили, в этой роли актер достиг великолепной выразительности. У Муты были очень красивый тембр голоса, тонкое чувство ритма и блистательное изящество", - отмечает в статье режиссер Шарах Пачалиа.  

Новая грань

Муты Кове - один из первых актеров студии Домогарова, который стал пробовать себя в драматургии. Первой его работой была пьеса о народном герое Инапха Кягуа. Режиссером спектакля стал Жданов, а главную роль героя исполнил сам автор. Следом за спектаклем "Инапха Кягуа" Мута пишет вторую пьесу о герое Хаджарате Кяхба.

"В образе Хаджарата актер Муты Кове подчеркивал собранность, неуемный темперамент и бесстрашие своего героя. В роли Кягуа в первых сценах он немного мягковат. Но по мере развития сценического действия образ все больше и больше набирал силу, и в финале перед зрителями предстает мудрый человек с сильным непокорным характером", - писал Алексей Аргун в книге" История абхазского театра".

Несмотря на большой успех Муты Кове в театральной жизни Абхазии, актер не останавливается на достигнутом. Муты отправляется в Тбилиси для получения высшего театрального образования.

"Народные артисты СССР Акакий Хорава и Акакий Васадзе с большим вниманием следили за его творческим ростом.

"Откуда у этого сельского парня столько сценического обаяния, культуры? Поражает его классическая манера держаться на сцене. Сколько непосредственности и темперамента!" - отмечал в своей книге Алексей Аргун.

Статья восьмая, дробь десять

1937 год в Абхазии знаменуется годом репрессий. Когда без суда и следствия лучших представителей абхазского народа вели на расстрел, отправляли в ссылки на полвека, подвергали пыткам, лишали свободы.

В этот год Муты Кове проходил обучение в университете Тбилиси, он вернулся в общежитие с друзьями, у одного из студентов был день рождения. Друзья собирались отпраздновать, накрыли стол, разлили вино. Муты потянулся поднять стакан и произнести тост, как в комнату к студентам зашли трое представителей НКВД.

- Кто из вас Муты Кове? - спросили один из них.

- Это я, – сказал Муты, поставил стакан и встал из-за стола.

Муты провел сотрудников НКВД в свою комнату, где они устроили обыск, собрали его вещи, черкеску, башлык, все рукописи, которые смогли найти. После обыска Муты вывели из общежития, и с тех пор его никто больше не видел. Об этом впоследствии будут рассказывать друзья Муты, которые стали очевидцами ареста актера.

Долгое время имя Муты Кове носило клеймо "враг народа", и только в 1958 году пришел приказ о восстановлении доброго имени актера Абхазского театра. Позже стало известно, что Кове судили по статье восемь, дробь десять – измена Родине. 21 января его арестовали, и в этот же день состоялся суд. Пятого декабря Муты Кове, абхазский актер, режиссер, драматург, танцор и хореограф, был расстрелян.

Муты Кове - представитель первого поколения талантливых деятелей Абхазского театра. Он стоял у истоков театра и внес большой вклад за маленький срок своего творческого пути.

"В редких случаях бывает так, чтобы природа так щедро одарила талантами и создала такую незаурядную личность, как Муты Кове. За время учебы в драматической студии режиссера Домогарова, затем полтора года учебы в тбилисском институте, за неполные семь лет он стал ведущим актером, режиссером, драматургом, танцором и гениальным хореографом знаменитого ансамбля Платона Панцулая. Каких высот могли бы достигнуть такие личности, если бы им было отпущено немного больше времени. Сколько подарков они могли бы оставить народу после себя", - говорит режиссер Абхазского театра Валерий Кове.  

Валерий Кове знал многих друзей и людей, работавших с Муты Кове. Большинство из них были солистами ансамбля, где танцевал и создавал новые номера и трюки хореограф Муты Кове.

Хореограф внес разнообразные  танцевальные трюки в свои выступления. Танец на носках и коленях появился благодаря Кове. Осетины в своем "талмуде" об Осетии благодарят Муты Кове за то, что он помог "поставить на носки". Знаменитые грузинские хореографы просились на репетицию к абхазскому ансамблю, когда они в 1935 году поехали на гастроли в Тбилиси, продолжает режиссер.

© Foto / Эдуард Пилия
Марка с изображением Муты Кове

"Мы жили в разные эпохи с Муты Кове, но даже меня коснулась его личность. Я поступил в театральный институт в Тбилиси на актерский факультет. Услышав мою фамилию, вся учебная часть всполошилась. Декан факультета бежит ко мне и говорит: "Ты сын Муты Кове?" Я сказал, что не могу быть его сыном, так как появился на свет через десять лет после его смерти. "Значит вы близкие родственники", - не унимался он. Я  ответил, что у нас небольшая фамилия, и мы все между собой родственники. С таким же вопросом  ко мне приходили познакомиться люди, не связанные с искусством. Он произвел фурор за годы своего творчества, и это осталось в памяти людей. В искусстве такие случаи считаются эпохальными, когда художник оставляет свой почерк, вносит штрих в общемировое искусство, и этот штрих остается долговечным и знаковым", - резюмировал Валерий Кове.



Главные темы

Орбита Sputnik