06:40 07 Апреля 2020
Прямой эфир
  • USD76.41
  • EUR82.63
В Абхазии
Получить короткую ссылку
183250

О том, как культовый фильм "На гребне волны" изменил жизнь абхаза из Сургута, как он все детство мечтал стать серфингистом и как Абхазия воплотила в жизнь мечту, читайте в материале Sputnik.

Дмитрий Пипия основную часть своей жизни прожил на Севере России, в Сургуте. Долгое время он занимался боксом. Но потом, в 1999 году, после просмотра культового фильма "На гребне волны" интересы поменялись. Он пристрастился к доске.

Сария Кварацхелия, Sputnik

"Как только у тебя один раз получится прокатиться по волне на доске, даже лежа на ней, ты с этого самого момента уже на крючке. Обратной дороги нет. У тебя появляется азарт, и ты снова и снова возвращаешься на море. Сегодня я интересуюсь только серфингом. Я могу даже пожертвовать работой, деньгами, только чтобы пойти и покататься. Серфинг - очень заразный вид спорта. Многие даже сравнивают его с наркотиком. Сначала ты начинаешь кататься на малых волнах, потом это тебя перестает устраивать. Ты переходишь на более большие волны. И постепенно понимаешь, что тебя не устраивают те волны, которые есть в Абхазии, и ты ищешь варианты, чтобы выехать за границу", – так начинается исповедь молодого абхазского серфингиста Дмитрия Пипия, который называет свое занятие адреналиновым наркотиком.

Из Сургута на этническую родину

Юноша, еще живя в Сургуте, нашел фанеру и ножовкой выпилил из нее доску, которую привязал к ногам армейским ремнем, и скатывался с горки.

"Это было очень смешно. Не то, чтобы я встал на доску и круто скатился. Просто тогда мне казалось, что я не с горы скатываюсь, а по волне мчусь", – вспоминает он. 

Но дальнейшего развития мечта не получила. Сургут – промышленный город в Ханты-Мансийском автономном округе. Очень красивый, но холодный. О серфинге в промышленном городе и речи не могло быть. И тем не менее Дмитрий не переставал мечтать. Он даже нашел что-то близкое к серфингу: в девять лет Пипия открыл для себя скейтборд, а чуть позже сноуборд. Но вскоре с доски для сноуборда он пересел, а точнее "перевстал" на доску для серфинга. 

Восемь лет назад Дмитрий Пипия вернулся на свою этническую родину, в Абхазию. Но за два года до этого он наткнулся на проект "Surf in Siberia".

"Это группа ребят, которая создала проект, чтобы рассказать русским людям, что можно быть серфером и дома, что можно кататься на доске и в России. Они стали снимать короткометражные фильмы. И первый эпизод, который называется "Весна", они сняли в Сочи. Увидев этот фильм, я подумал, что через два года еду домой, и раз в Сочи люди катаются на серфе, то в Абхазии я точно смогу", – вспоминает он.

В 2011 году Дмитрий вернулся в Абхазию. Но на доску он смог встать не сразу. Не было понимания, где и как можно кататься. Практика оказалась намного сложнее теории.

На родине у молодого человека, который с 17 лет привык работать, началась депрессия. Не было работы, серые зимние дни тянулись мучительно долго.

Только спустя год мечта Дмитрия Пипия, выросшего на севере, где о серфинге можно было даже не думать, наконец сбылась.

"Это было 2 января, ребята, которых я видел в этом проекте, приехали в Абхазию на новогодние каникулы. Ко мне приезжает мама и говорит: "Ты здесь спишь, а там  ребята катаются на волнах". Я сразу понял, что если кто-то катается на доске в Абхазии, то только эти ребята. Надел на себя экипировку сноубордиста и отправился в Келасур, где были просто огромные волны бирюзового цвета. Но ребята все равно катались. Это для меня было чудо, потому что такого я никогда не видел", – рассказывает он о своем первом знакомстве с серфингом.

Дмитрию пришлось ждать спортсменов долго. Целых три часа он мерз на берегу. Но после того как они вылезли из воды, Дмитрий наконец познакомился с ними, рассказал свою необычную историю.

Ребята обменялись контактами и весной серфингисты вернулись в Абхазию. Уже не с пустыми руками. Своему абхазскому другу они привезли доску и гидрокостюм.

"Собственно, так меня и привели в серфинг. И вот люди, с которыми я когда-то в интернете заочно познакомился, просматривая их ролики, впоследствии оказались моими лучшими друзьями. С тех пор я стал верить - все, чего ты хочешь искренне, обязательно к тебе придет. Но перед этим ты должен что-то отдать: энергию, эмоций, время. И неважно, где ты живешь. В 1999 году, когда в Сибири смотрел "На гребне волны", даже не было мысли, что смогу когда-нибудь серфить. Но видите, спустя много времени я все-таки стал серфером", – с искрой в глазах рассказывает Пипия.

Чувство свободы и счастья

В представлениях многих серфинг – пересекать огромные волны океана. Как в фильмах или рекламе. На самом же деле, по словам Дмитрия Пипия, можно кататься даже на Финском заливе. Главное, чтобы был водоем и ветер, который гонит волны. В Абхазии есть два места, где можно кататься на доске - в Келасуре и Новом Афоне.

"Серферу не обязательно иметь большие волны. Чтобы быть серфером, достаточно пять секунд проехаться по морю. Я могу кататься даже на самых маленьких волнах. Этого достаточно, чтобы почувствовать себя свободным и счастливым", –  признается он.

© Foto / предоставлено Дмитрием Пипия
В Абхазии есть даже два места, где можно кататься на доске: в Келасуре и Новом Афоне

Путь к серфингу для молодого человека лежал через тернии. И прежде чем научиться, ему пришлось набить себе не одну шишку и наглотаться воды.

"Хоть я и занимался разными видами спорта, в том числе и гимнастикой, но встать на доску было непросто. Сначала не мог удержаться на доске, хотя казалось бы, с координацией не должно быть проблем. Сейчас уже понимаю, что сложнее, чем серфинг, я ничего не видел. Но, если ты искренне хочешь, если ты горишь этим, то у тебя все обязательно получится", – отмечает он.

За романтичной свободой этот вид спорта  таит в себе и большую опасность. Дмитрий Пипия каждый раз, выходя в море, рискует собственной жизнью.

В Абхазии бывают волны в два-три человеческих роста. Как правило, это бывает в шторм. Дмитрий со своими друзьями из "Surf in Siberia" даже выходил в море в такую погоду.

"Тогда все вышло не так, как я хотел. Я не решался зайти в море, потому что что-то меня останавливало. В итоге залезли в воду все вместе. Заплыли на лайнап (место, где серфер сидит на доске и дожидается волны - ред.). Но я часа два сидел на лайнапе с мыслями "зачем я сюда залез". Да и выйти из моря было сложно, интервал между волнами маленький. Если даже ты подходишь к берегу, то волна тебя затягивает обратно в воду. То есть ты в какой-то западне. Можно только поймать удачно волну и на серфе выехать прямо на берег. Я сидел часа два, выбрал большую волну, это была самая большая волна в моей жизни, я был нереально довольный и счастливый", – вспоминает он.

Но тогда Дмитрий сделал для себя вывод на будущее, что на большие волны нельзя резко переходить. К ним нужно привыкать постепенно. Иначе это может завершиться трагедией.

Ждать у моря непогоды

Серфинг – дело непростое. Требует не только много времени и сил, но и терпения. Порой, чтобы выйти в море, нужно ждать по полгода. Погода капризна, а прогнозы не всегда сбываются. Иногда волны приходят аж в четыре утра. Тогда молодой человек жертвует сном и мчится с доской на море.

Состояние моря Дмитрий узнает на специальном сайте для моряков, где показывается направление ветра, высота волны. Кроме того, он отслеживает формирование глобальных циклонов. Если кому-то кажется, что ураган Катрина в Америке бесследно пройдет для Абхазии, то он, как заверяет Пипия, глубоко заблуждается.

Из-за серфинга Дмитрию приходится многим жертвовать: общением с семьей, работой, личной жизнью.

"Мама сильно боится и переживает. Но я стараюсь ее успокоить. Она тоже в принципе понимает меня. Я с девяти лет делал вырезки страниц из журналов, где публиковали фото серфингистов. У меня вся комната в Сургуте была залеплена ими. Мама и тогда догадывалась, что когда-нибудь моя жизнь изменится и меня в это затянет. Она понимает, что это опасно для жизни. Но она уважает мой выбор и старается не показывать, что переживает",– говорит он.

© Foto / предоставлено Дмитрием Пипия
Серфинг у берегов Сухума

"Прибой" Дмитрия Пипия

В прошлом году абхазский серфингист даже снялся в биографическом фильме Константина Кокарева "Прибой". Этот глобальный проект снимали два года. Съемки проходили в Абхазии, в Мурманске, в Северном ледовитом океане, в Калининграде, на Камчатке и на острове Парамушир. В "Прибое" участвовало много знаменитостей: Алла Пугачева, Павел Воля, Илья Лагутенко из "Мумий-троллей" и другие.

Картина рассказывает историю четырех человек, которые в разное время и в разном месте посмотрели тот самый фильм "На гребне волны" – и заболели серфингом.

"Это история про первого президента Федерации серфинга России Сергея Расшиваева, про Антона Морозова с Камчатки, про Екатерину Кособукину из Екатеринбурга и про меня. Раньше серфинг казался чем-то недосягаемым. Думали, невозможно кататься на доске в Черном море, в Финском заливе, на Камчатке. Наверное, тогда в сознании людей проще было в космос полететь, чем на доске покататься. Но так сложилось, что мы начали кататься. А Константин Кокарев – наш общий друг – решил снять фильм про четырех человек, которые рассказывают свои истории. Фильм получился настоящий, открытый, интересный, без каких-либо выдумок", – считает Дмитрий Пипия.

Впрочем, по-другому, наверное, и не могло быть. Ведь для Дмитрия серфинг – целая философия, этакий морской фэн-шуй, который успокаивает и оздоравливает. Волна, как он признается, смывает весь негатив, и он выходит из моря совершенно другим человеком.

Сейчас Дмитрий Пипия со своими друзьями из России планирует отправиться в Марокко в поисках новых волн.

Читайте также:

Теги:
Абхазия, серфинг


Главные темы

Орбита Sputnik