02:49 28 Февраля 2020
Прямой эфир
  • USD65.61
  • EUR71.65
В Абхазии
Получить короткую ссылку
3311127

Ветеран Отечественной войны народа Абхазии Игорь Сангулия попал в грузинский плен в июле 1993 года и провел там больше двадцати дней.

О том, где Игоря Сангулия застала война, как он оказался в окружении и прятался несколько дней в яме без воды и еды, как враги измывались над ним, почему один из них трижды спас ему жизнь, и как сложилась его дальнейшая судьба, читайте в материале Sputnik Абхазия.

Бадри Есиава, Sputnik

66-летний Игорь Сангулия живет в Старом поселке в Сухуме. Его дом с необычными деревянными воротами "под старину" и забором из камня и бамбука заметно отличается от многоэтажных бетонных зданий вокруг. Сложно проехать мимо и не обратить внимание на такое архитектурное решение. Все это глава семейства создал своими руками.

С Игорем Сангулия мне раньше не доводилось встречаться. Видел его только в военной хронике, снятой почти сразу после его освобождения из плена в августе 1993 года. Изможденный мужчина на тех кадрах и мужчина, крепко обнявший меня при встрече как родного, показались мне совершенно разными людьми. Густая борода и шевелюра сменились на щетину и седые волосы, на лице проступили морщины.

© Sputnik / Бадри Есиава
Маленьким фонтаном с подсветкой Сангулия особенно гордится

К событиям на войне удалось перейти не сразу. Игорь не любит вспоминать то время и поначалу всячески пытался перевести разговор на другие темы. Вскоре я понял, почему ему настолько тяжело.

Война близко

Игорь Сангулия родился в селе Джгерда Очамчырского района. Семья была большой даже по тем временам – шестеро братьев и три сестры. До войны он был простым крестьянином, работал в колхозе, у него были жена и дочь. За несколько дней до того, как в республику вторглись грузинские войска, о враждебных планах соседей в обществе пошли слухи, но реальное положение дел мало кто осознавал.  

"Когда пошли разговоры об этом, люди стали собираться и создали так называемую "гвардию", чтобы охранять дороги, ведущие в Абхазию от Ингура. Мы встали на перекрестке между Очамчырой и селом Охуреи, у поста ГАИ и в селе Гудаа. Нас было около сорока человек - из Очамчыры, Ткуарчала, Тамыша, Арасадзыхь и Джгерды. Командиром был ныне покойный Хухут Бганба. Через несколько дней у нас отобрали все патроны, оружие оставили", - поделился ветеран. 

Несмотря на все уговоры, вместе с Игорем в "гвардию" вступил его шестнадцатилетний брат Рауль. Шустрый парень быстро влился в команду и завоевал среди старших особую любовь. Молодого бойца под свое крыло взял местный сотрудник ГАИ грузинской национальности, который в итоге его пленил.

14 августа 1992 года, когда войска Госсовета Грузии подошли к месту расположения "гвардии", "дружелюбный" покровитель несколько раз ударил Рауля прикладом автомата и передал его в руки подоспевших товарищей под руководством командира Сосо Ахалая. Рауля и еще около тридцати человек взяли в плен. Обменять его удалось лишь спустя год.

© Sputnik / Бадри Есиава
Дом Игоря Сангулия

"Мы наблюдали все это издалека и ничего не могли сделать. Их было несколько десятков человек, и все они были вооружены, у них была военная техника. А у нас даже патронов почти не было. Мы сели в наш БРДМ, который не стрелял, и доехали до центра Очамчыры", - рассказал Сангулия.

Вскоре Сангулия вступил в батальон "Чегем", первым командиром которого был Гашик Адзынба. Наступления и отступления, вылазки и оборона, успехи в бою и неудачи – из этого состояла вся его жизнь на войне, но ближе к ее концу он попал в плен.

Выйти из окружения

В начале июля 1993 года грузинские войска перешли в контрнаступление на Восточном фронте. Игорь Сангулия и четверо его товарищей находились на одном из оборонительных пунктов в селе Тамыш. По рации доложили, что на другую группу абхазских бойцов, которая охраняла побережье, напал противник. Отстреливаясь, они сумели дойти до лесополосы и скрыться. Сангулия решил проверить пути отступления и дошел до трассы, где никого не обнаружил.

"Я вернулся сказать ребятам, что дорога свободна и по ней можно пойти обратно к своим, но их уже не было на месте. Стал возвращаться к трассе и наткнулся на грузин. Оказывается, к этому времени они уже перекрыли дорогу", - рассказал Сангулия.

В поисках места для укрытия Игорь обнаружил рядом яму, сел в нее и стал ждать, пока вражеские войска уйдут, но передислокация не входила в их планы. Ожидание растянулось на пять дней, без воды и еды. В этой части рассказа Игорь замолчал и от смущения опустил голову. Спустя несколько секунд продолжил.

Чувство жажды беспощадно, и человек в таком состоянии способен на любые действия лишь бы ее утолить. От соленой органической жидкости легче не стало, напротив, жажда только усилилась. Томительное ожидание превратилось в испытание, но выйти незамеченным из укрытия уже было невозможно. На четвертые сутки он взмолился к небесам о помощи - последняя надежда на высшие силы. В ту же ночь начались сильный ливень и гроза. Военные разбежались по близлежащим зданиям, и Сангулия наконец вышел из ямы, но далеко уйти ему не удалось.

"Наткнулся на двух вооруженных людей, к которым я подошел со спины. Они меня не видели. Я выстрелил в них из автомата и убил. Оттуда я начал спускаться к речке и встретил еще одного мужчину, в которого тоже выстрелил. Он упал. От испуга, вместо того чтобы уйти вправо, где были наши, я побежал налево в сторону моря. На звуки выстрелов вышли грузины, и мне уже некуда было идти", - объяснил Сангулия.

Он стал искать новое убежище и заметил углубление в земле. Это был высохший колодец, на дно которого Игорь спустился на веревке. Противник прочесывал территорию, но обнаружить диверсанта не смог.

Сангулия подождал до следующего вечера и вышел на поверхность. Вокруг никого не было, и он побежал в сторону заросшего травой поля, которое могло стать для него спасением. На тот момент Игорь не знал, что идет прямо в ловушку.

© Sputnik / Бадри Есиава
Беслетский мост в миниатюрном исполнении

Противники подпустили его поближе и открыли шквальный огонь. Сангулия в ответ выпустил последние два рожка и запрыгнул обратно в колодец.

"Я не сразу заметил, что меня ранили. Видимо, из-за шокового состояния. В ступню попали. Когда увидел кровь, попробовал перевязать рану, но не получилось. Понимая, что не могу остановить кровотечение, я решил рискнуть и снова попытаться ускользнуть. Терять было уже нечего. Я просидел в том колодце еще несколько часов и к вечеру вышел. Помню, что дошел до главной дороги. Очнулся уже в плену. Видимо, потерял сознание", - поделился воспоминаниями ветеран. 

Смех в лицо смерти

Игорь Сангулия очнулся на земле в окружении незнакомых ему людей во дворе бывшего детского лагеря в селе Кындыг. К ноге был привязан груз из железа, чтобы он не смог убежать.

"Когда спросил, где я нахожусь, мне сказали, что я плену. Вскоре подошел молодой, широкоплечий, высокий парень лет тридцати. Такого красавца я не видел ни до, ни после. Это был командир грузинского батальона по имени Тариэл. Он предложил мне, если я ему расскажу, где находятся абхазские бойцы, то он сохранит мне жизнь. Я сказал, что ничего не знаю. Эх, дорогой Бадри, я не могу тебе рассказать всего, что они со мной делали", - с печалью в голосе поделился Игорь, но кое-что он все же рассказал.

Первые несколько дней пленника, лежавшего на сырой земле под открытым небом, не кормили. За все это время ему налили лишь одну кружку чая. Вскоре Игоря повели копать себе могилу. Так как он уже был обессилен и корни дерева не позволяли свободно воткнуть в землю лопату, Игорь выкопал яму глубиной в несколько сантиметров. Ему приказали туда сесть, он не удержался от смеха. По словам Сангулия, в этот момент он представил, как выглядит со стороны в этом небольшом углублении.

"Я здесь не помещусь", - ответил Игорь на вопрос суровых военных о том, что его рассмешило. Командир приставил нож к уху Сангулия и пригрозил его отрезать, если он не выдаст своих. В этот момент подошел незнакомец и что-то шепнул командиру. Игоря отвели обратно лежать на сырой земле. 

© Sputnik / Бадри Есиава
На досуге Игорь любит работать с деревом и камнем

На следующее утро Сангулия сказали, что должны приехать журналисты, и он должен выглядеть как "цветочек". Это было необходимо для поддержания имиджа Грузии, как гуманной страны, соблюдающей права человека. Игоря причесали, одели в чистую одежду, в передний карман рубашки положили пачку американских сигарет и зажигалку. Кадры, где Сангулия выглядит гостем, а не пленником, увидели не только в Грузии, но и в Абхазии.

Как только журналисты ушли, к Игорю подошел низкого роста, крепкий мужчина и спросил, знает ли он его. Сангулия не признал его и поплатился за это. Грузинский военный разорвал на нем одежду и несколько часов измывался над ним. Подробности бесчеловечного отношения к Игорю мы опустим, чтобы не травмировать психику впечатлительных читателей. Прекратил мучения Сангулия незнакомец, который раньше не дал им отрезать ухо .

Будто-то абхазскому бойцу не хватало боли и унижения, рано утром к месту, где он лежал, пришла пожилая женщина, держа ребенка за руку. Со словами "ты убиваешь наших" она плюнула Игорю в лицо, схватила его за бороду и вырвала клок волос вместе с куском кожи и мяса. Шрам на подбородке Сангулия с годами не исчез.  Жители близлежащих сел изо дня в день, как на работу, приходили к нему и кидали в него камни, оскорбляли, проклинали. Самую большую обиду Игорь держит именно на этих стариков.

В каждой войне есть место для героизма и предательства. События в Абхазии, происходившие 26 лет назад, в этом смысле не исключение.

"Как-то раз пришел мой знакомый, абхаз, который встал на сторону грузин. Он часто бывал у нас дома, пил, ел, веселился. Повел меня в свой кабинет и стал допрашивать. Хотел узнать, где находится мой батальон. Я снова сказал, что не знаю. Тогда он меня ударил с такой силой, что я вылетел из помещения через дверь и вывалился на улицу. Он подбежал и два раза ударил меня прикладом автомата. Я не хочу называть имя этого предателя родины, он уже умер", - рассказал Сангулия.

Рана на ноге Игоря начала гнить. В ней завелись черви, которых он вытаскивал по несколько десятков штук ежедневно. На восемнадцатый день пленного повезли в госпиталь Агудзеры для ампутации конечности. В тот период Абхазская армия сильно продвинулась вперед, и противник нес серьезные потери. У того госпиталя Сангулия увидел, как десятки трупов закидывали в грузовики и куда-то увозили.

Игоря подняли в операционную и уложили на стол. В помещение зашел человек, которого он знал еще до войны. В руках он держал обычную пилу.

"Привет, Игорек! Сейчас мы тебе отрежем ногу", - сказал медик и приложил пилу выше колена. Недоумевая по поводу того, что рана у него в районе ступни, а резать собрались чуть ли не всю ногу, он попытался уговорить палача не делать этого.

"Он мне сказал: если вам, абхазам не отрезать ноги и руки, вы и дальше будете воевать. Только он провел пилой мне по ноге и в этот момент зашел тот грузинский парень, который не дал отрезать мне ухо. Они вцепились и долго ругались, но ампутировать ногу не стали в итоге. Меня повезли обратно в Кындыг. Шрам на бедре остался", - вспомнил Сангулия.

Это был третий раз, когда незнакомец, который отказался называть себя, спас Игоря. Ветеран войны предполагает, что тем грузином мог быть коллега его родного брата, с которым они работали на местной птицефабрике.

В тот же вечер после возвращения из агудзерского госпиталя, грузинский командир снова пришел к Игорю, но уже не один. С ним была местная девушка. Он на глазах у Сангулия изнасиловал девушку. Помочь бедной соотечественнице Игорь ничем не мог.

"Так будет с каждым, кто пойдет против нас", - сказал командир и ушел. 

Украсть пленного

Игоря Сангулия вызволили из плена 8 августа 1993 года. До недавнего времени он точно не знал, кто и как ему помог. По словам ветерана, дело было так. Грузинские позиции, где он находился, посетили военные наблюдатели. Один из них увидел умирающего абхазского бойца, чье состояние и внешний вид не оставили его равнодушным. Он попытался договориться с грузинским командованием об обмене, даже удалось достичь понимания, но в последний момент сделка сорвалась. 

"Того миротворца из Казани тоже зовут Игорем, и сегодня он генерал Российской армии. Во время войны он ездил по гарнизонам на автомобиле скорой помощи, а водителем у него был грузин. Когда не смогли произвести обмен, водитель рассказал ему, что утром меня должны убить. В ту же ночь он меня выкрал. Правда, я уже не осознавал, что происходит, и все было как в тумане. Это был 24-й день в плену", - поделился Сангулия.

По рассказу ветерана, военный наблюдатель успел покинуть Абхазию, а его водителя убили на следующий же день грузины.

Сангулия пришел в себя в селе Меркула 8 августа, где ему оказали первую помощь. После его перевезли в Ткуарчалскую больницу, медики выходили Игоря и сделали все для того, чтобы спасти его ногу, и им это удалось. Затем его перенаправили в больницу Гудауты, где он встретил День Победы – 30 сентября.  

"В ночь на 30 сентября к нам в больницу пришел Владислав Ардзинба. Я раньше его не видел вживую. Он зашел в каждую палату и спросил, как себя чувствуют раненые. Мне было так приятно. О победе мы узнали по радио. Такой радости я никогда не испытывал. Все, кто лежал в больнице, кто работал там, были на седьмом небе от счастья. Все пели и танцевали", - вспомнил он.

Несколько месяцев назад на него вышел тот самый военный наблюдатель. Оказывается, он искал Игоря несколько лет. Их встреча состоялась в одной из апацх рядом с местом, где они впервые увиделись. Сангулия признался, что остался под сильным впечатлением от той встречи и он, наконец, смог поблагодарить своего спасителя.

© Sputnik / Бадри Есиава
Игорь Сангулия со своей семьей

Сегодня Игорь Сангулия живет спокойной, размеренной жизнью вместе с супругой и дочерью. Они понемногу обустраивают дом, построенный вокруг своего гаража. Одиннадцать лет назад им пришлось продать квартиру, чтобы оплатить операцию на сердце для главы семейства.

По словам ветерана, он получает абхазскую и российскую пенсии, отличительных наград за боевые заслуги у него нет, если не считать медаль "За победу", которую учредили к 25-летию Победы в Отечественной войне народа Абхазии.

На досуге Игорь любит работать с деревом и камнем. Весь двор его дома и часть стен отделаны этими материалами. У него есть даже свой Беслетский мост, конечно же, в миниатюрном исполнении. На нем "восседает" каменная "обезьяна", которую он нашел на берегу. Маленьким фонтаном с подсветкой Сангулия особенно гордится. Одним нажатием кнопки звуки воды дополняются пением искусственных птиц, что обладает успокоительным эффектом.

Читайте также:

Теги:
День Победы и независимости Абхазии, Отечественная война народа Абхазии (1992-1993)


Главные темы

Орбита Sputnik