05:47 31 Июля 2021
Прямой эфир
  • USD73.14
  • EUR86.99
В Абхазии
Получить короткую ссылку
34630

Одному из ярчайших руководителей Абхазии, который внес неоценимый вклад в создание Абхазского государственного университета и Абхазского телевидения, Борису Адлейба, 15 июля исполнилось бы 90 лет.

Борис Адлейба возглавил обком Абхазии в 1978 году, в один из самых сложных периодов общественно-политической жизни Абхазии. За 11 лет работы на этом посту он проявил себя как дипломат, который защищал интересы абхазов даже против воли грузинских властей.

Sputnik

Борис Викторович Адлейба родился 15 июля 1931 года в Сухуме. Его предки были выходцами из сел Отап и Члоу, эти места Адлейба очень любил и участвовал в их развитии. Так, например, благодаря стараниям Бориса Викторовича и народного поэта Абхазии Баграта Шинкуба в селе Члоу появилась школа. Примечателен тот факт, что своего среднего сына Адлейба отправил работать в Члоу бригадиром, после того как тот вернулся в Абхазию, окончив Сельскохозяйственный институт.

Партийная карьера Бориса Адлейба началась сразу после окончания юридического института в Краснодаре в 1962 году. В том же году он становится  инструктором сельхозотдела, заведующим сектором промышленности по переработке сельхозпродуктов и торговли Абхазского обкома КП Грузии. Уже через три года Борис Викторович становится вторым секретарем Сухумского горком партии КП Грузии. Затем с 1971 по 1975 годы он возглавлял Ткуарчалский горком партии.

Первым секретарем Абхазского обкома партии Борис Адлейба стал в 1978 году. Это было непростое время, когда грузино-абхазское противостояние обострялось с каждым годом все больше и больше.

"Борис Викторович был одним из видных, ярких руководителей Абхазии после "лакобовского"  времени. Ему  приходилось многое терпеть, ведь фактически правили из Тбилиси, ему хотелось сделать многое для своего народа, но не получалось, к сожалению. Он достаточно умело, можно сказать, "ювелирно" вел политические игры. Несмотря на сложную ситуацию, он всегда находил выход и поддерживал свой народ, находясь рядом с ними", — рассказал в одном из интервью Sputnik кандидат философских наук Константин Думава.

По его словам, грузинские власти препятствовали "широкому размаху" в деятельности первого секретаря Обкома Абхазии, однако Адлейба был тонким  дипломатом.

"Он старался брать бразды правления в свои руки и говорил, "если я наездник, то уздечка должна быть в моих руках".  Когда это было необходимо, мог не считаться с мнением руководителей Грузии. Он не раз обращался к правительству Советского Союза с просьбой помочь абхазскому народу в его желании на самоопределение. Он достойно представлял и защищал интересы своего народа", — сказал Думава, оценив жизненный путь Бориса Адлейба как яркий и сложный.

Тонкий дипломат

После включения Абхазии на правах автономия в состав Грузинской ССР, многие десятилетия абхазский народ не имел возможности влиять на социально-экономические, политические и культурные процессы на своей родине. Но Борис Адлейба, будучи первым секретарем Абхазского обкома, старался решать множество вопросов, которые беспокоили абхазов. Благодаря ему абхазы смогли прописываться в Сухуме, хотя до этого они были лишены этого права.

Одними из важнейших событий, которые произошли при Борисе Викторовиче, стали открытие Абхазского государственного университета и телевидения. 

"Грузинские власти препятствовали широкому размаху в деятельности руководителя Абхазии. Борис Адлейба был тонким  дипломатом, он старался брать бразды правления в свои руки и говорил, "если я наездник, то уздечка должна быть в моих руках".  Когда это было необходимо, мог не считаться с мнением руководителей Грузии. Он не раз обращался к правительству  Советского Союза с просьбой помочь абхазскому народу в его желании на самоопределение. Он достойно представлял и защищал интересы своего народа", — рассказал Думава. 

С декабря 1988 года, как рассказал философ, тбилисские эмиссары все чаще провоцировали местное грузинское население на антиабхазские агрессивные действия. Постоянно проводились митинги и акции с лозунгами "СССР – тюрьма народов!", "За независимость Грузии!", "Грузия – только для грузин!", "Ликвидировать Абхазскую автономию!".

Лыхненский сход 18 марта 1989 год.
© Фото : предоставлено Игорем Марыхуба

Лыхненский сход в марте 1989 года не был стихийным, обратил внимание Думава.

На исторической поляне Лыхны 18 марта 1989 года собрались, по меньшей мере, 36 тысяч человек, которые требовали восстановления Абхазской ССР, существовавшей с 1921 по 1931 годы. 

"Он (Адлейба — ред.) находился в Москве на съезде Верховного Совета СССР, когда ему стало известно, что на лыхненской поляне будет  проводиться народный сход. И он, не решив в Москве все свои вопросы, оставив дела, приехал домой, по долгу службы я его встречал. Помню, по дороге мы разговорились, и он делился своими переживаниями, говорил, что на него хотели оказать давление, не пустить в Абхазию, но несмотря на угрозы, он приехал. Более того, он был первым, который поставил свою подпись (под обращением  — ред.). Все чиновники, пришедшие на сход, за исключением грузин, последовали его примеру", — отметил он.

Константин Думава уверен, что это стало исключительным феноменом на советском пространстве той эпохи.

"Грузинские власти, грузин-нацистов привело в ярость не только то, что был четко обозначен вопрос о возвращении Абхазии к суверенному государственно-политическому статусу, что явилось главным тезисом "Лыхненского обращения", но и то, что подписи под этим политическим документом поставили, не отрываясь от своего народа, и руководители Абхазской АССР абхазской национальности", — сказал Константин Думава.

Письмо с подписью 36 тысяч человек в многочисленных ящиках отправили в ЦК КПСС в Москву. Вскоре после этих событий Борису Адлейба пришлось оставить место первого секретаря. 

Борис Адлейба скончался в возрасте 59 лет от инфаркта в ноябре 1990 года.

Правительство Абхазии подготовило план мероприятий к 90-летию Бориса Адлейба, но их пришлось перенести из-за ситуации с коронавирусом. 

Главные темы

Орбита Sputnik