05:27 19 Сентября 2020
Прямой эфир
  • USD75.03
  • EUR88.96
Аналитика
Получить короткую ссылку
"Ненарисованные воины" (41)
2281122

Проект "Ненарисованные воины" продолжается историей Героя Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 годов Ирины Гоцеридзе.

Бадрак Авидзба, Sputnik

60 портретов художника Руслана Габлия передают характер и чувства тех, кто защищал Абхазию. В рамках нового проекта информационного агентства Sputnik Абхазия "Ненарисованные воины" на ресурсах портала публикуются рисунки военных лет художника и очерки о защитниках страны.

Ирина Гоцеридзе родилась в Краснодарском крае. Позже семья Ирины решила переехать жить в Гагру.

Когда грузинские гвардейцы оккупировали Гагру, Ирина cтала спасать абхазов, пряча их у себя дома. Приносила им еду, воду, затем выводила их через линию фронта в поселок Бзыпта.

Узнав о том, что Ирина Гоцеридзе помогает абхазам, грузинские гвардейцы взяли ее в плен. Они подвергли ее пыткам, вырвали ей зубы и ногти. Несмотря на пытки, она не созналась в том, что помогала абхазам. После того, как ее отпустили, Ирина решила с оружием в руках защищать Абхазию.

В феврале 1993 года Ирина Гоцеридзе стала санинструктором и бойцом на Гумистинском фронте. Ирина вошла в состав батальона "Эвкалипт" под командованием Автандила Гарцкия.

В своем рассказе об Отечественной войне "Мы за Гумистой" Автандил Гарцкия вспоминает о бесстрашии, проявленном Ириной Гоцеридзе во время Мартовского наступления 1993 года.

"Без всякого преувеличения скажу, что в этом бою мы увидели женщину, которая одна стоила целой сотни людей. Каким-то образом она вселяла надежду раненым бойцам и тем, кто пал духом и прятался с ними в подвале. А в минуты крайней опасности она это показывала своим примером: выходя наверх и встав вместе с нами, прицельно выпускала по грузинам короткие очереди из своего АКМа", — говорится в рассказе.

Гоцеридзе Ирина.
Руслан Габлия
Гоцеридзе Ирина.

Ирина Гоцеридзе помогала раненым солдатам, борясь за их жизни до самого конца, и тяжело переживала, когда не удавалось помочь им.

"Понимая, в каком отчаянном положении мы находимся, она, не требуя ничего, спрашивала меня:

– Что делать? Медикаментов и болеутоляющих уже нет. Воды тоже нет.

А я, думая, что в ней, не дай Бог, проснется женская сентиментальность, и это впоследствии может отразиться на настроении раненых и солдат, отвечал немного небрежно и, быть может, цинично: 

– Придумай сама что-нибудь… Сыграй… Тяни время… Скажи, что скоро придут на помощь вторые эшелоны и спасут всех раненых… Обмани, наконец… Главное, внуши им, что даже в случае отхода ни одного раненого мы здесь не оставим", — отмечается в рассказе.

Ирина пыталась сделать все возможное, чтобы помочь тем, кого еще можно спасти.

На что она ответила мне: 

– Я понимаю, что ты вынужден так себя вести. Это, может, нужно для достижения какой-то цели, но не с ранеными. Их незачем обманывать, они все чувствуют. Они еще живые, многих из них можно спасти, если срочно оперировать.

Сказала она это без всякого зла, спокойно и мягко. И смотрела на меня так, что я должен был обязательно что-нибудь придумать, будто говорила: "Вытащи нас отсюда", — делится командир батальона "Эвкалипт".

Во время войны Ирине было около тридцати лет, по характеру она была очень мягкой, успевала помогать раненым и самой брать в руки оружие, пишет Авто Гарцкия.

"До сих пор помню ее взгляд – немного наискось и вниз, а на губах еле заметная улыбка. За нее и цеплялись все раненые. Если улыбалась, значит еще не все потеряно. Она знала, кому и сколько осталось жить от осколочного ранения в живот, кто и когда истечет кровью и кому, когда необходима ампутация конечности. А времени, чтобы спасти раненых, оставалось все меньше и меньше…", — вспоминает Гарцкия в рассказе.

В ходе мартовского наступления Ирина Гоцеридзе, форсировав Гумисту, принимала участие в боях, оказывала медицинскую помощь раненым, выносила их с поля боя. Во время одного из сражений перенесла через реку раненого, снова вернулась и больше ее никто не видел. Позже стало известно, что она погибла.

"Раненые верили каждому ее слову. И почти все они выжили, в отличие от нее самой. До сих пор не знаю, каким образом она попала к нам, единственная из гагрского батальона. Что заставило ее попасть в ряды штурмующих? Не зря говорят – пути Господни неисповедимы. Скольким она спасла жизнь!" — пишет автор в рассказе "Мы за Гумистой".

За проявленную храбрость во время Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 годов Ирина Гоцеридзе удостоена звания Герой Абхазии.

Темы:
"Ненарисованные воины" (41)
Теги:
Отечественная война народа Абхазии (1992-1993), Абхазия

Главные темы

Орбита Sputnik