20:31 30 Мая 2020
Прямой эфир
  • USD70.75
  • EUR78.55
Аналитика
Получить короткую ссылку
303131

Букинистика – редкое увлечение в сегодняшнем мире, о тех, кто продает и покупает книги с историей, в рассказах продавца и директора букинистического магазина.

О редких книгах, необычных покупателях и о том, как работает сегодня букинистическая отрасль книготорговли, рассказали корреспонденту Sputnik Владимиру Бегунову продавец и директор букинистического магазина.

Специализированный букинистический магазин в Сухуме один, однако, как говорит директор Абхазского республиканского книготоргового объединения “Абхазкнига” Манана Квициния, книги с историей можно купить в любом из пяти магазинов в городе, входящих в объединение. 

Интерактивный атлас прошлого века

Букинистический магазин на улице Воронова выглядит как одно из антикварных изданий, стоящих на его полках. Это тот случай, когда отсутствие пластиковых окон и натяжных потолков играет в плюс, погружая в атмосферу прошлых десятилетий, когда люди, вместо лайканья котят на экране телефона, читали по вечерам книги и радовались счастливой покупке редкого тома. Среди стопок книг стоит небольшой телевизор с комнатной антенной, напротив – хранительница книжных богатств, продавец Валентина Эмурхба и директор книготоргового объединения Манана Квициния.

—  Мы тут как осколки прошлого, – говорит Манана Федоровна. – Современную молодежь не интересуют книги, покупателей мало. Постоянные наши клиенты стареют, уходят из жизни, а мы не можем без книг! Я тридцать семь лет работаю в книжной торговле, Валентина Абеловна – полвека.

—  Сейчас молодежь говорит, что читает в интернете, – говорит Валентина Эмурхба, — но я не верю. Не читают они вовсе. Разве экран может передать запах книги, да и сам процесс, когда берешь книгу с полки, перелистываешь страницы, разглядываешь иллюстрации – это же особое удовольствие!

—  Кто ваши постоянные клиенты? Сколько их?

—  Меньше десятка, – говорит Валентина Абеловна.  — В основном актеры и писатели. Есть один военный из Минобороны, у него большая библиотека, хорошо разбирается в книгах. Уходят книголюбы. Я даже не знаю сейчас в Сухуме коллекционеров раритетных книг, у кого в библиотеке были бы очень редкие издания. Раньше у нас постоянно закупали книги библиотеки, но сейчас они предпочитают пополнять фонды новыми изданиями.

—  Что чаще всего спрашивают покупатели? 

Читальный зал краеведческого отдела. У посетителей даже есть возможность увидеть первый Анбан.
© Sputnik / Томас Тхайцук

—  Раньше много покупали классическую литературу. Сейчас больше спрашивают альбомы по искусству, атласы, литературу по философии, архитектуре, антикварные книги, краеведческую литературу, сказки, книги об истории Абхазии. Словари покупают, Брокгауза и Эфрона, к примеру. Классика обесценилась, никому не нужна. Студенты совсем не заходят. С одной стороны, понятно, им нужна учебная литература, а она постоянно обновляется, мы же можем предложить только мемуары и классику.

—  Недавно у меня один наш постоянный клиент, актер театра, спросил "Божественную комедию" и альбом Микеланджело, – включается в разговор Манана Федоровна, — в магазине их не оказалась, я из своей библиотеки ему их подарила. Сейчас собрание сочинений Расула Гамзатова хочет. В продаже нет, надо дома порыться в своих залежах, где-то должно быть.

—  А какая сейчас самая дорогая книга на прилавке?

—  Вот этот атлас анатомии человека 1904 года, – говорит Валентина Эмурхба, доставая нестандартного размера не очень толстый том с рисунком скелета на обложке и надписью: “Д-ръ Эбенгехъ – “Человекъ”.

Мы листаем атлас. Любопытное издание – на последней странице раскрывающаяся картонная модель человека, на которой можно рассмотреть строение скелета, кровеносную систему, внутренние органы.

—  Интересно сделано, правда? – спрашивает Валентина Абеловна. — И стоит всего тысячу рублей. Дороже цену поставим, никто не купит. И так не покупают.

Валентина Эмурхба за прилавком магазина.
© Sputnik Владимир Бегунов
Валентина Эмурхба за прилавком магазина.

—  А что все-таки покупают из классики?

—  Ницше, Ремарка, Кафку, Маркеса. Шекспиром уже год никто не интересовался. На спрос влияет мода. Когда-то массово читали любовные романы и детективы, напечатанные на газетной бумаге, потом волна прошла, сейчас Ницше в моде. Иногда покупают советские издания западной литературы. Говорят, тогда переводы лучше были. 

Миротворцы с раритетами

—  Вы торгуете только здесь, выносной торговлей не занимаетесь?

—  Нас приглашают на различные творческие вечера. Мы работаем с Союзом писателей и библиотеками. Когда-то выезжали с книжным развалом в военный санаторий. Там хорошо торговля шла. Сейчас его закрыли. На набережную с развалом торговать я не пойду, простоишь целый день на жаре, а толку — никакого.

—  Самое дорогое издание, купленное в вашем магазине, помните?

—  Это была… — Валентина Абеловна задумывается. — Ах, да, церковная книга семнадцатого века. Сейчас не вспомню ни цену, ни покупателя. Много старинных книг продавалось в девяностые годы, после войны. Людям есть было нечего, и они распродавали библиотеки. Много раритетных изданий из Абхазии вывозили солдаты миротворческой миссии ООН. Книги тогда за бесценок можно было купить – 10-20 рублей за том.

—  Как работает система? Человек приносит вам книги, что дальше?

—  Мы выставляем их на продажу, заносим в картотеку. Деньги хозяин получит после того, как они будут проданы. Иногда платим вперед, но редко, когда знаем, что эти книги востребованы, их у нас уже спрашивали. Наценка магазина –  тридцать процентов на дешевое издание и десять процентов на дорогое. Все решается конкретно, цены сильно завышать нельзя  –  люди не купят.

Атлас анатомии человека. 1904 год. Стоимость 1000 рублей.
© Sputnik / Владимир Бегунов
Атлас анатомии человека. 1904 год. Стоимость 1000 рублей.

Деньги через пять лет

—  Есть какой-то срок, сколько книги могут лежать на прилавке?

—  В советское время была такая система: если книга пролежала год, ее надо уценить на десять процентов, либо вернуть хозяину. Если он не хочет забирать, и она еще год пролежала – снова десять процентов уценки. Сейчас мы это не делаем, редко возвращаем книги владельцам, они просто не хотят их забирать, – рассказывает Валентина Эмурхба.

—  Избавляются люди от книг, – добавляет Манана Квициния, – не видят в них ценности. Много предлагают нам, только мы не все берем. И среди того, что есть, многое лежит годами.

—  Были необычные случаи, связанные с людьми, приносящими книги на продажу?

—  Был, – говорит Валентина Абеловна.  — Зашла к нам как-то женщина и говорит: “Я вам книги сдавала, они проданы?” Подняли картотеку, выяснилось, что они были проданы еще пять лет назад. Пришлось отдать ей из кассы четыре тысячи рублей. Что она делала эти пять лет? Почему даже не звонила? Не знаю. 

—  Какие издания у вас наиболее массово продавались?

—  Это не было связано с литературой. Иногда мы выставляем на полки и свежие книги. В прошлом году вышел “Абхазский биографический словарь”. Там короткие статьи об известных людях прошлого и настоящего. Моментально разошелся. Триста экземпляров, по городу было продано всеми магазинами. Покупали родственники этих людей, чтобы поставить на полку и показывать гостям.

—  Запоминаете покупателей, искренне радующихся покупке?

—  Да, конечно. У нас выручка повышается в курортный сезон. Отдыхающие гораздо чаще покупают книги, чем сухумцы. Был случай, когда одна женщина очень радовалась, что нашла у нас восьмитомник Паустовского, говорила, что долго его искала. Адвокат из Сочи как-то с большой радостью купил шеститомник Шекспира. 

—  Я вам сегодня увеличу выручку. Сколько стоит у вас собрание сочинений Троцкого? Я его много лет хочу, и вот у вас увидел.

—  Четыреста рублей за четыре тома.

—  Хорошо. Меня еще вот это издание Мандельштама заинтересовало.

—  Владимир, купите Троцкого, а Мандельштама мы вам подарим! 

Теги:
Абхазия


Главные темы

Орбита Sputnik