02:21 25 Июля 2021
Прямой эфир
  • USD73.77
  • EUR86.85
Аналитика
Получить короткую ссылку
22710

Запущен новый мегапроект - канал "Стамбул", соединяющий Мраморное и Черное моря. Он станет альтернативой Босфору и, возможно, принесет в казну большие деньги.

Однако не все разделяют восторг: экологи опасаются, что вреда будет больше, чем выгоды. Иностранные государства беспокоит соблюдение доктрины Монтрё и турецких обязательств в Черном море. Изменится ли что-то для российских кораблей — читайте в материале Софьи Мельничук и Ксении Мельниковой для РИА Новости.

Крупнейший в истории

"Сегодня мы открываем новую страницу развития Турции, закладывая первый камень в возведение моста через канал "Стамбул", — торжественно объявил Эрдоган. — Желаю, чтобы он принес благо городу, Турции, всему нашему народу".

Все необходимые исследования, в том числе влияние строительства на окружающую среду, уже провели, заверил глава государства. Вокруг залива возведут жилые микрорайоны, парки, туристические объекты, зону развития технологий.

"Стамбул" разгрузит Босфор, который в последние годы все опаснее для города. Оптимальный проход через канал — 25 тысяч кораблей в год. Если не появится альтернативы, то к 2050-му нагрузка увеличится в три раза. "Ежегодно 45 тысяч кораблей следует через Босфор. Каждое большое судно несет риск. Они везут разные грузы, любая авария станет угрозой, может повлечь пожары и разрушения, в том числе и культурных ценностей", — объяснял Эрдоган.

Подобное случается нередко: в последний раз движение по Босфору остановили в конце мая из-за потерявшего управление танкера.

На "Стамбул" планируют потратить шесть лет и 15 миллиардов долларов, часть суммы, вероятно, привлекут из-за рубежа. Например, из Катара. Из поездок в Доху Эрдоган нередко возвращается с соглашениями на многомиллиардные инвестиции. Окупится проект в течение 15 лет: ожидаемая выручка — один миллиард долларов в год.

Это крупнейшая инфраструктурная инициатива в истории Турции: дублер растянется на 45 километров — на 15 больше Босфора. Минимальная ширина составит 275 метров — в два с половиной раза уже, чем пролив. Пропускная способность нового канала — более 185 судов в день, у Босфора — 118-125.

Эрдоган говорит о новой артерии уже десять лет. Но мегастройка вдохновляет далеко не всех. Против, например, выступил мэр Стамбула Экрем Имамоглу — даже призывал провести референдум. Тревожатся экологи: Черное море может обмелеть, а в Мраморном нарушится экосистема. Не исключены землетрясения. Под угрозой и водоснабжение Стамбула — канал вберет в себя хранилище пресной воды.

Угроза с моря

Отдельный вопрос — судьба доктрины Монтрё, регулирующей проход в Черное море через проливы Босфор и Дарданеллы. Согласно документу, они свободны для торгового судоходства и Турция на этом не зарабатывает.

Но следование военных кораблей нечерноморских стран республика контролирует: они не могут пребывать в Черном море дольше трех недель, а их общий тоннаж не должен превышать 45 тысяч тонн.

В апреле громкие заявления о возможном выходе страны из соглашения сменили новости об аресте адмиралов, написавших открытое письмо против такого развития событий. Президент Эрдоган поспешил заверить: конвенция в силе. Однако остались опасения, что канал "Стамбул" позволит Анкаре обходить ее положения.

Турция выдвигает интересную концепцию: "Стамбул" не противоречит Конвенции Монтрё и одновременно повышает авторитет Анкары, указывает в разговоре с РИА Новости Владимир Аватков, старший научный сотрудник ИМЭМО РАН имени Е. М. Примакова, доцент Дипломатической академии МИД России. "Иными словами, власти хотят сказать, что проект не связан с конвенцией и, по сути, не подчиняется ей, так как сооружение искусственное. Это совершенно другой канал, который в перспективе может стать угрозой доктрине Монтрё", — объясняет эксперт.

Не одобряют строительство и черноморские страны, за исключением Украины и Грузии, которые хотели бы увеличить присутствие западного военно-политического альянса, говорит Амур Гаджиев, научный сотрудник сектора Турции Института востоковедения РАН и директор Центра изучения современной Турции.

Турецкое руководство хотело бы сделать проект привлекательным для западных нечерноморских государств. При этом Румынии, Болгарии и Греции перспектива не нравится.

"Для России тоже нежелательно, чтобы у берегов Крыма, учитывая инцидент с британским кораблем, возникали провокации. В Москве не хотят, чтобы нечерноморские страны, особенно натовские, получили возможность обходить конвенцию и обеспечивать военно-морское присутствие в акватории", — добавляет Гаджиев.

США, Великобритания и другие ведущие страны НАТО придерживаются иного мнения: положения доктрины Монтрё устарели. И, как отмечает эксперт, стремятся нарастить численность судов в Черном море.

Правовые нюансы

Опасения, что через новый канал в Черное море хлынут корабли НАТО, беспочвенны, полагает востоковед и публицист Андрей Онтиков: "Будет это "Стамбул" или другой канал — доктрина Монтрё описывает не только Босфор и Дарданеллы, но и само присутствие судов нерегиональных держав в Черном море. То есть даже если американские авианосцы попадут туда через Стамбульский канал, это все равно будет нарушение конвенции".

© REUTERS / MURAT KULA/PRESIDENTIAL PRESS OF

Но спекуляции могут возникнуть при резком ухудшении российско-турецких отношений. "Возможно, имеет смысл документально закрепить положения об использовании нового канала", — заключает Онтиков.
Как бы то ни было, доктрина Монтрё в первую очередь работает на Турцию. Она создана специально, чтобы защитить интересы Анкары, подчеркивает Павел Гудев, специалист по морскому праву, старший научный сотрудник Центра североамериканских исследований ИМЭМО РАН.

К тому же внести изменения в документ не так просто. "Для этого нужна международная конференция, три четверти проголосовавших за, а это уже абсолютно фантастический сюжет. Россия никогда не согласится, да и другие участники вряд ли захотят, — рассуждает Гудев. — В одностороннем порядке Турция не выйдет из соглашения, но может поступить хитрее: перестанет контролировать следование военных кораблей, допускать нарушения. Тогда другие посчитают, что режим конвенции подвергся эрозии и нужно что-то менять".

Пока беспокойство из-за доктрины Монтрё необоснованно, да и на высоком уровне заверяют, что пересматривать ее положения не собираются. Но Турция вполне способна прибегнуть к манипуляциям, ведь статус нового канала пока никак не обозначен. Да и сам факт дискуссии говорит о том, что Анкара стремится стать более весомым игроком не только в регионе, но и на мировой арене. А амбициям турецкого руководства следует уделять особое внимание.

Главные темы

Орбита Sputnik