16:47 31 Марта 2020
Прямой эфир
  • USD77.73
  • EUR85.74
Колумнисты
Получить короткую ссылку
Мировая пандемия коронавируса COVID-19 (377)
41500

Эпидемия коронавируса привела к воскрешению призраков глобального финансового кризиса 2008 года, пишет автор РИА Новости.

Именно так можно интерпретировать действия Дональда Трампа, американского центрального банка и министров финансов стран "Большой семерки", пишет Иван Данилов для РИА Новости. В данном случае не так важны конкретные значения американских или европейских биржевых индексов, тем более что цены на любые акции, валюты или биржевые товары сейчас легко растут или падают на несколько процентов в день.

Важно эмоциональное состояние рынков, которые кажутся по-настоящему напуганными, несмотря на все попытки успокоить воротил финансового мира.

Вот как описывают ситуацию и наиболее вероятную причину эмоциональных конвульсий биржевых котировок американские финансовые журналисты из издания Business Insider:

"Федеральная резервная система (то есть Центральный банк США. — Прим. ред.) только что приняла решение о чрезвычайном снижении (процентных. — Прим. ред.) ставок впервые после финансового кризиса (2008 года. — Прим. ред.) — и это сигнал о том, насколько отчаянным стало экономическое положение США на фоне коронавируса".

Когда американские мейнстримные журналисты, обычно отличающиеся крайней патриотичностью и высоким уровнем оптимизма в отношении американской экономики, вдруг начинают использовать термины вроде "отчаянное положение", то может возникнуть обоснованное подозрение, что дело тут не только и не столько в количестве заболевших из-за коронавируса. Скорее, дело в том, что существуют опасения за шаткое здоровье самой экономики США, которую даже не очень масштабная эпидемия может отправить в глубокую рецессию.

Для понимания причин беспокойства, охватившего финансовый мир, можно предложить следующее сравнение: пациент приходит в больницу с симптомами легкой простуды и сопливым носом, но его после осмотра внезапно везут прямо в реанимацию и начинают вводить ему лекарства, которые явно не предназначены для лечения простой простуды. Логично, что такое развитие событий вызвало бы у родственников пациента определенную нервозность. В данном случае пациент — это экономика США, суетящаяся команда реаниматологов — Федрезерв США и Минфин США, а паникующие родственники пациента — это банкиры, руководители корпораций, менеджеры пенсионных фондов и рядовые инвесторы.

В последний раз резкое (0,5 процента — это очень много) и сделанное в экстренном порядке сокращение долларовой процентной ставки, как точно подметили американские журналисты, применялось на фоне тотального экономического кризиса 2008 года, когда под угрозой находились основы американской и мировой экономики, а ключевым банкам мировой финансовой системы угрожало банкротство. Именно поэтому сравнение действий Федрезерва с работой реанимационной команды оправданно. В ход пошли экстренные методы воздействия на экономику и финансовые рынки. А теперь для полноты картины нужно добавить реакцию Дональда Трампа, который оказался недоволен тем, что принятые меры оказались недостаточно радикальными: "Больше смягчения (монетарной политики) и срезания (процентных ставок)!" — буквально кричит президент США через твиттер.

Тут тоже можно провести аналогию: представьте, что в палату влетает главврач и начинает буквально орать на врачей, требуя, чтобы те шевелились и активнее откачивали больного. Вероятно, после этого будет трудно убедить больного, что у него "всего лишь простуда". Вот и американские (а вместе с ними и иностранные) инвесторы отреагировали на действия центрального банка не очень благосклонно. В день экстренного снижения ставок никакого взрывного роста цен американских акций не случилось, наоборот, фондовые индексы ушли в минус.

Независимо от того, как индексы будут себя вести в следующие дни, на фундаментальном уровне проблема останется той же: судя по действиям властей, экономике США (и, вероятно, экономике Евросоюза) — плохо, а коронавирус лишь усугубит уже существующие структурные проблемы. Можно предложить к рассмотрению даже более радикальную теорию: коронавирус — всего лишь предлог для того, чтобы применить экстренные меры стимулирования, которые при других обстоятельствах пришлось бы объяснять каким-то совсем неубедительным образом.

Известный американский телеведущий и ветеран Уолл-стрит Джим Крамер — типичный пример финансового специалиста, который сейчас испытывает крайнюю нервозность. Телеканал CNBC рассказывает о его впечатлениях: "Джим Крамер заявил на CNBC, что чрезвычайное снижение процентных ставок Федерального резерва заставляет его больше беспокоиться о возможных экономических рисках от коронавируса. "Я сейчас нервничаю. Я нервничаю больше, чем раньше", — сказал Крамер. По словам Крамера, этот шаг помогает Уолл-стрит, но мало помогает убедить потребителей, которые беспокоятся о том, чтобы не заразиться коронавирусом, и не выходят из дома, чтобы тратить деньги."

Показательно, что обычно в кризисные моменты инвесторы развитых стран (и значительная часть инвесторов с развивающихся рынков) продают свои акции и бегут скупать доллары, руководствуясь стадным инстинктом и уверенностью в том, что уж с долларом-то все будет в порядке. Но в ответ на действия Федрезерва в понедельник инвесторы кинулись скупать золото, что тоже указывает на большой уровень нервозности и неуверенности в завтрашнем дне.

То, что перед нами не столько американская проблема, сколько проблема всего "коллективного запада", наглядно видно из того, что Вашингтон привлек к успокоению рынков все центральные банки и все министерства финансов стран "Большой семерки".

В результате многосторонних телефонных переговоров было принято совместное заявление. В нем сказано, что "министры финансов "Большой семерки" готовы предпринять действия, включая бюджетные меры, (там. — Прим. ред.) где это уместно, для оказания помощи в ответ на вирус и поддержки экономики на этом этапе. Центральные банки "Большой семерки" будут продолжать выполнять свои мандаты, поддерживая тем самым стабильность цен и экономический рост при сохранении устойчивости финансовой системы".

Проблема в том, что фундаментальные уязвимости погрязших в долгах американских и европейских экономик, которые не имеют запаса прочности для того, чтобы самостоятельно перетерпеть даже небольшое временное падение потребительского спроса или разрыв производственных цепочек глобальной экономики, невозможно купировать удешевлением кредитования или увеличением бюджетного дефицита. На печатном станке, который производит свежие купюры долларов или евро, невозможно напечатать вакцину или лекарство от вируса.

Как мы уже писали, эпидемия вскрыла уязвимости глобализированной экономики, которая при малейшем шоке начинает задыхаться.

Независимо от того насколько успешными окажутся последующие усилия центральных банков в деле успокоения финансовых рынков, эпидемия точно ускорит один важный экономический тренд: деглобализация и усиление экономической самостоятельности во имя минимизации внешних рисков займут ведущее место в повестке дня. К счастью, Россия в вопросе достижения экономической самостоятельности и минимизации рисков, связанных с внешними шоками, продвинулась дальше других.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Темы:
Мировая пандемия коронавируса COVID-19 (377)


Главные темы

Орбита Sputnik