20:34 04 Августа 2020
Прямой эфир
  • USD73.38
  • EUR86.50
Колумнисты
Получить короткую ссылку
3823 0 0

Идея о показательном и унизительном наказании Китая "за коронавирус" путем экспроприации одного триллиона долларов из китайских золотовалютных резервов, о которой мы уже писали, добралась до самых высоких кабинетов американской власти.

Если еще две недели назад столь экзотический подход обсуждался сенаторами-республиканцами и ведущими вечерних ток-шоу на американских политических каналах, то сейчас дело дошло до Белого дома, пишет колумнист РИА Новости Иван Данилов.

Как сообщает The Washington Post со ссылкой на источники из администрации Трампа, вопрос о том, чтобы "простить самим себе" все долги, которые Вашингтон набрал у Пекина, обсуждается в рамках стратегии принуждения Китая к выплате финансовой компенсации за ущерб, нанесенный коронавирусом.

"Самовольное прощение" долга в данном случае может быть представлено американской аудитории как некая предоплата в этой компенсации: Пекин думал, что выдал Вашингтону деньги в кредит, а на самом деле он, оказывается, всего лишь заранее компенсировал ущерб за пандемию. Вероятно, по современному моральному кодексу заокеанских джентльменов, такой подход соответствует высоким идеалам нравственности и справедливости, строгому следованию которым так гордятся американские политики и их фанаты в России.

Впрочем, если верить официальным заявлениям американского руководства, то роль главного врага Китая и наиболее рационального мыслителя в администрации Трампа, оказывается, играет сам президент.

Он как бы и за то, чтобы "наказать" Китай материально (за ошибки, которые допустили США при подготовке к эпидемии), однако — ввиду наличия определенного бизнес-опыта — против слишком рискованных решений, которые могут подвергнуть опасности статус американской валюты.

The Washington Post описывает весь спектр обсуждаемых мер: "По словам источников (знакомых с разработкой мер мести в адрес КНР. — Прим. авт.), в последние дни президент Трамп демонстрировал свой гнев помощникам в связи с действиями Китая, обвиняя страну в сокрытии информации о вирусе, и обсуждал принятие серьезных мер, которые, вероятно, приведут к ответным действиям со стороны Пекина.

В частном порядке Трамп и его помощники обсуждали вопрос о лишении Китая его "суверенного иммунитета" с целью дать возможность правительству или (жертвам эпидемии в США) подать в суд на Китай за ущерб.

Джордж Сориал, который ранее занимал должность топ-менеджера в компании Trump Organization и участвует в групповом иске против Китая, заявил The Washington Post, что он и высокопоставленные чиновники Белого дома обсуждали ограничение "суверенного иммунитета" Китая.

Эксперты по правовым вопросам говорят, что попытка ограничить "суверенный иммунитет" Китая будет крайне затруднительной и для этого могут потребоваться законодательные акты конгресса.

Некоторые представители администрации также обсуждали вопрос о том, чтобы США отменили часть своих долговых обязательств перед Китаем, сказали два источника, знающие о внутренних дискуссиях. Неизвестно, поддержал ли президент эту идею".

Сам президент позже прокомментировал ситуацию в довольно уклончивой манере, отметив, что "если начать играть в эти игры, то все сложно". И выразил беспокойство за "священность доллара" (sanctity of the dollar), вероятно, намекая на то, что селективный дефолт со стороны США может подорвать его использование в качестве главной мировой валюты.

С другой стороны, Трамп тут же утешил собравшихся журналистов тем, что способ наказать Китай он обязательно найдет, упомянув другую идею — введение экстраординарно высоких тарифов на китайские товары с целью получить с КНР тот самый триллион.

Вероятно, именно в эту сумму американский лидер и оценивает тот ущерб, который был нанесен американской экономике и его собственному рейтингу действиями или бездействием официального Пекина во время эпидемии.

© Sputnik / Виталий Тимкив

Все это можно было бы списать на предвыборную риторику. Но если бы еще лет 15 назад кто-то рассказал эксперту по международному праву и финансам о том, что США будут вводить санкции против российских компаний и банков за то, что Россия якобы "аннексировала чужую территорию" и якобы "эффективно вмешалась в американские выборы", причем эти санкции будет вводить тот же президент, на стороне которого Россия якобы это вмешательство производила, — эксперт бы долго смеялся, посчитав это некой сатирой на американскую политику.

Однако все это сбылось, причем по историческим меркам очень быстро. А уж во время серьезных глобальных кризисов (а эпидемия — это действительно глобальный кризис) история может начать двигаться в том темпе, о котором известный политический деятель прошлого века сказал, что бывают десятилетия, за которые ничего не происходит, и бывают недели, за которые происходят десятилетия.

Стоит учитывать, что решение ограбить Китайскую Народную Республику примерно на 1,3 триллиона долларов, отменив росчерком президентского пера американские облигации, которые она держит, — не только экономическое, но и политическое.

Наблюдая за трейлерами с трупами на площадях Нью-Йорка и заполняя (возможно, первый раз в жизни) заявление на пособие по безработице, имея непонятные перспективы в плане оплаты коммунальных платежей и ипотеки, десятки миллионов американских избирателей, которым осенью можно будет идти на президентские выборы, испытывают сильные негативные эмоции.

Если президент скажет, что он отменил долг перед страной, которая, по версии самого Трампа и по оценке многих американских журналистов, виновна в эпидемии, а сэкономленные деньги, например, раздаст уволенным нефтяникам-сланцевикам, то это будет мощный политический жест с хорошими электоральными бонусами.

С точки зрения управления рисками, в том числе политическими, сейчас может начаться медленный (чтобы не особо привлекать внимание Белого дома) вывод китайских валютных резервов из американских инструментов или, по крайней мере, сокращение их доли в резервах, потому что Трамп (и этому есть бесчисленные доказательства за последние несколько лет) может изменить свою официальную позицию в любой момент.

Как сообщает The Washington Post, "наказание Китая — это определенно то, к чему склоняется президент, заявил один из старших советников (Трампа)".

Уничтожение примерно трети золотовалютных резервов КНР — вполне серьезное наказание по любым меркам, тем более что первой реакцией на статью о возможном дефолте по "китайскому долгу" было ослабление курса юаня на межбанковских торгах. А уж если такое принудительное списание долга действительно состоится, то давление на китайскую валюту окажется несравнимо более серьезным.

В конце концов, Трампу может показаться, что пожертвовать статусом доллара ради личного переизбрания — это отличная идея. А еще в Белом доме может укорениться идея о том, что если Федрезерв и так покупает американские облигации с рынка, то внешние кредиторы США вообще не нужны: печатный станок и бюджет спасет, и госдолг оплатит, и доллар обеспечит. Именно такую уверенность — хотя она не соответствует экономической реальности — воспитывали американцы в своих иностранных союзниках, и ничто (кроме здравого смысла, который сейчас в дефиците) не мешает им в это поверить самим.

В данном контексте в очередной раз можно вспомнить поговорку о том, что нет худа без добра: антироссийские санкции заставили нашу страну заранее позаботиться о собственной финансовой стабильности, наращивании доли золота в золотовалютных запасах и минимизации уязвимостей перед внешним валютным финансированием.

С учетом тех рисков и катастроф, которые могут произойти с мировой финансовой системой, если Вашингтон действительно развяжет против Пекина не только торговую, но и финансовую войну, все эти предосторожности со стороны России окажутся невероятно своевременными.



Главные темы

Орбита Sputnik