04:56 04 Декабря 2020
Прямой эфир
  • USD75.20
  • EUR91.19
Колумнисты
Получить короткую ссылку
19010

Теракты в Европе участились. Что это — новые тренды или старые нерешенные проблемы — читайте в материале.

СУХУМ, 7 ноя — Sputnik. Заявления Эммануэля Макрона, скандальный журнал, миграция, интернет, политический ислам — в последние дни эксперты и политики горячо спорят о причинах террористических атак в Австрии и Франции. Новые тренды или старые нерешенные проблемы — угроза терроризма не исчезла. Откуда ждать очередных бед, читайте в материале Софьи Мельничук для РИА Новости.

Террор перед локдауном

В прошлые выходные канцлер Австрии Себастьян Курц объявил, что со вторника в стране вводятся ограничения. Вечером в понедельник, накануне повторного локдауна, в венских барах и ресторанах, на бульварах и набережных было многолюдно.

Около восьми часов на улицах Морцинплац, Зальцигрис, Фляйшмаркт, Бауернмаркт и Грабенз — именно в этом районе города находится синагога — зазвучали выстрелы. Террористы атаковали сразу в шести местах. Камера наружного наблюдения зафиксировала, как вооруженный человек в белом комбинезоне расстреливает случайного прохожего — эти кадры постоянно крутили по всем телеканалам.

Сотрудникам спецслужб пришлось отражать нападение на все еще людных улицах. Одного террориста ликвидировали, остальные скрылись.
Погибли четыре человека, семеро серьезно ранены. Об убитом преступнике министр внутренних дел Карл Нехаммер сообщил, что это 20-летний Куйтим Фейзулай, родился и жил в Вене, но его родители из Албании. Причем он был одним из 90 австрийцев-мусульман, которые собирались уехать в Сирию и присоединиться к террористической группировке "Исламское государство"*.

В апреле 2019-го его отправили за это в тюрьму. Но спустя полгода он, пройдя программу реабилитации, вышел на свободу. "Преступник смог обмануть людей, которые там честно работают. Человека, желавшего присоединиться к ИГ,* готового участвовать в чужой войне, освободили досрочно", — признал глава МВД. При этом он отметил, что Фейзулай не входил в террористическую ячейку и действовал в одиночку.

Попов о теракте в Вене: террор стал инструментом решения всех проблем

Полиция задержала 15 подозреваемых в возрасте от 18 до 28 лет. Все они приехали в Австрию из других стран и гражданство не получали. Несколько человек — выходцы из Северного Кавказа. Также среди них уроженцы Бангладеш, Македонии и Турции.
У восьмерых криминальное прошлое. "Четверо уже были осуждены за преступления террористического характера, двое — за различные насильственные преступления, двое — за попытку совершить убийство", — уточнил Нехаммер.

Расследование продолжается. Одна нить ведет в Швейцарию, другая — в еще одну страну, которую глава МВД не назвал. Были ли подозреваемые связаны в единую сеть, тоже не сообщают.

Атака за атакой

Австрия еще не сталкивалась с такими атаками. И произошло все спустя лишь несколько дней после терактов во Франции. Двадцать девятого октября в центре Ниццы вооруженный тесаком 21-летний выходец из Туниса с криками "Аллах акбар" ворвался в базилику Нотр-Дам и убил троих прихожан, причем одну из жертв обезглавил. В тот же день в Авиньоне, Лионе и Париже полиция предотвратила еще несколько нападений. Власти Франции заговорили об "исламском фашизме".

Эти события, в свою очередь, последовали за убийством учителя Самюэля Пати в городе Конфлан-Сент-Онорин. За две недели до теракта в Ницце он показал на уроке ученикам карикатуры скандального журнала "Шарли Эбдо" на пророка Мухаммеда.

Самюэль Пати погиб от рук 18-летнего чеченца, который жил в другом городе — Эвре. Спецслужбам о нем до этого не было известно. Сразу после преступления в ныне заблокированном твиттер-аккаунте появилась фотография отрубленной головы учителя.

За несколько месяцев до этого в Испании раскрыли сеть вербовщиков ИГ*. Троих судили. "Ячейку Бадалоны" — есть такой город в провинции Барселона — спецслужбы разрабатывали полтора года. Установили, что группировка связана с погибшим в Сирии боевиком — испанцем марокканского происхождения. Подозреваемые встречались с разными людьми, психологически их обрабатывали, готовили к терактам и учили обращаться с оружием.

Радикальные связи

Можно предположить, что причина терактов — миграционная политика Евросоюза, а недавние атаки — свидетельство радикализации мусульман в Европе. Однако в случае с Австрией это не так, полагают специалисты, опрошенные РИА Новости.

Проживающий в Вене политолог и эксперт по радикализму Антон Шеховцов считает, что прямой связи между нападениями во французских городах и Вене нет. "Программы интеграции мигрантов в Австрии — из самых лучших в Европе. Теракт не имеет никакого отношения ни к миграции, ни к австрийским программам интеграции", — указывает он. И напоминает: Фейзулай родился и вырос в Вене.

"Косвенная связь с проблемами исламской иммиграции, конечно, есть", — уточняет в беседе с РИА Новости Александр Дубови, научный директор Института политики безопасности в Вене и научный координатор Центра евразийских исследований Венского университета.
Важно отметить, что венского террориста не вербовали, не обрабатывали в исламистском подполье, добавляет он. "Это саморадикализация — относительно новый и крайне опасный феномен, — подчеркивает Дубови. — Люди, в первую очередь молодежь, без всякого внешнего воздействия начинают интересоваться радикальными и экстремистскими идеологиями, самостоятельно находят информацию в интернете". Этот тренд усиливается и в других странах Европы.

Не стоит считать теракт и следствием межрелигиозного конфликта внутри страны, продолжает Дубови. Этого в Австрии в принципе нет. Но есть проблема с политическим исламом, который использует религию и религиозные догмы для оправдания радикальных действий.

"Конфликт между политическим исламом и западным светским государством будет усугубляться из-за миграции и неэффективных инструментов интеграции", — полагает эксперт.

У Шеховцова другое мнение. "Один человек — это не тренд, мы не можем говорить о радикализации молодых людей, это индивидуальный случай, — считает он. — Вполне возможно, что мы имеем дело с юношеским поиском самоидентификации и самоутверждения через радикальный ислам".

В то же время в полицейской службе ЕС Europol указывают, что террористы действительно все чаще действуют в одиночку. При этом антитеррористические усилия европейских властей дают результат: число атак снижается, а арестов и раскрытых преступных сетей — растет. Но это не означает, что угроза уходит: она становится более сложной.

*Террористическая организация, запрещенная в России.


Главные темы

Орбита Sputnik