02:20 25 Сентября 2021
Прямой эфир
  • USD73.01
  • EUR85.68
Колумнисты
Получить короткую ссылку
46670

Политический обозреватель, блогер, меценат Манфред Петрич из Швейцарии умер в Абхазии 23 августа. О жизни этого необычного человека на новой родине вспоминает его друг Инал Лазба.

Инал Лазба, Sputnik

Манфред Петрич - швейцарский журналист, блогер, политический обозреватель, известный в Европе, России и Абхазии. Я познакомился с ним, когда работал в Министерстве иностранных дел, по просьбе коллеги поехал с ним в качестве переводчика на одну из встреч, это была его ознакомительная поездка в Абхазию. Уже тогда он поделился со мной планами переехать в Абхазию навсегда. Сразу признаюсь, я тогда в это не поверил и про себя подумал: "Ну, максимум будет приезжать на отдых летом". Как же я тогда ошибался.

"Он сумасшедший или знает что-то, чего мы не знаем"

История Манфреда Петрича хорошо известна многим в Абхазии, это в первую очередь человек, который переехал жить из благополучной Швейцарии в Абхазию не потому, что жизнь в Швейцарии не удалась. Он путешествовал по всему миру, общался со знаменитостями, крупными бизнесменами, дружил со многими известными политиками и журналистами.

В одной из совместных поездок в Сухумский аэропорт я узнал, что он был летчиком-любителем и часто самостоятельно передвигался по Европе на небольшом частном самолете. Он мечтал снова подняться в небо, даже проработал обходной механизм возможности в условиях международной изоляции частным образом совершать полеты из Абхазии в Турцию, а оттуда в Европу, он активно агитировал своих друзей-летчиков развивать совместно авиамаршруты в Абхазию.

Когда говоришь людям, что человек отказался от прекрасной и устроенной европейской жизни и переехал в Абхазию, многие считают это сумасшествием. Однажды я услышал такую реакцию от одного своего знакомого на историю Манфреда: "Он сумасшедший или знает что-то, чего мы не знаем".

Действительно, он знал многое об Абхазии, чего порой мы сами о ней не знаем, он искренне удивлялся тому, что многие, живя в Абхазии, и половины достопримечательностей нашей страны не видели. Манфред исколесил и облетел все, что только возможно в Абхазии.

Помимо нашей природы, что могло привлечь его в Абхазии? На этот вопрос Манфред отвечал так: "Да, это место, где прошла война, но свое вы уже отвоевали, я уверен, что это место гораздо безопасное для жизни, чем остальной мир, оно удалено от мировых корпораций, то есть здесь есть экономическая свобода. Если человек в Европе, скажем, придумает что-то, что мешает корпорациям, но помогает людям, то лоббисты не позволят этому продукту проникнуть в широкие массы, в Абхазии ты свободен".

Упрощенно он это называл "территорией свободной от фастфуда" (Fastfood free area – авт.), "фастфуд" в широком смысле - это продукт отходов цивилизации. Он говорил, что не нужно повторять ошибок Европы, которая удалилась от природы, а сейчас делает все, чтобы сохранить то, что осталось. Абхазия может использовать европейский опыт, уже не проходя этот полный ошибок путь. Сколько интересных проектов было им предложено - экологичных и полезных для туристической и иных отраслей Абхазии, однако многое так и не было претворено в жизнь, и самое обидное - по нашей вине.

"Хочу быть гражданином Абхазии"

Манфред прожил в Абхазии более десяти лет, но стал гражданином Абхазии совсем недавно. Сразу отмечу, во избежание недопонимания, что я не являюсь, мягко говоря, сторонником беспорядочной паспортизации инвесторов или кого бы то ни было вообще. Но тут был особый случай. На вопрос зачем ему абхазский паспорт, Манфред отвечал так:

"Я продал все, что у меня есть, и с этим приехал в Абхазию, это моя Родина, я не приехал сюда заработать деньги, я приехал с деньгами, чтобы здесь жить и здесь умереть. Для меня паспорт - это знак того, что Абхазия меня приняла".

Согласитесь, это поступок патриота Абхазии, это не инвестор, который скупит набережную, а сам вообще будет жить где-то в Европе. Это тот самый случай, когда человек своим поступком заслужил быть гражданином страны, патриотом которой он является и по букве, и по духу. Слава богу, что незадолго до своей смерти Манфред все-таки получил абхазский паспорт. Хотя на его долю выпало испытание, которое могло привести к разочарованию в Абхазии. В самом начале своего абхазского пути он стал жертвой мошенников – на сто процентов оплатил строительство своего будущего дома в селе и полностью потерял эти деньги. Но этот инцидент не сломил его, и он остался в Абхазии, что только подчеркивает насколько глубоки и искренни были его чувства к ней.

"Меня не будет, все сделанное мной останется в Абхазии"

Манфред обосновался в абхазском селе, построил небольшой домик с бассейном, куда приглашал туристов из Европы и знакомил европейцев с Абхазией. Как и все, он испытывал трудности с подачей воды и электроэнергии, что, как вы понимаете, для человека, привыкшего к зарубежным стандартам комфорта, было неприемлемо. Он не стал стенать и возмущаться, а принялся самостоятельно создавать условия жизни: сконструировал резервуар для сбора дождевой воды, установил солнечные батареи. Фактически перешел на автономное электро- и водоснабжение.

Манфред имел хороший опыт в строительстве, мог легко управлять крупным бизнесом, однако крупных инвестиционных проектов у него так и не вышло. Одной из причин, на мой взгляд, являлось то, что его жизненная философия была не совместима с реалиями ведения бизнеса в Абхазии. Однажды, когда в очередной раз Манфред сетовал на несостоявшийся проект, я спросил его о причине этого, его ответ навсегда остался в моей памяти.

"Мои проекты требуют серьезных инвестиций, только доходов от уплаты налогов от этих инвестиций будет достаточно, чтобы серьезно повлиять на экономику Абхазии, но я не понимаю, почему я должен брать кого-то "в долю", чтобы начать проект. Я плачу налоги, я привлекаю огромные средства в страну, и самое главное, срок окупаемости моих проектов - от 10 до 15 лет, я уже в возрасте, мне 65 лет (на тот момент – авт.), и я не уверен, что доживу до того, когда эти инвестиции вернутся, но я знаю одно, когда я умру, все, что я сделал, останется моей любимой Родине, и это для меня самое важное".

К сожалению, внезапная болезнь разрушила планы Манфреда Петрича. Его не стало в 68 лет. Но он многим успел помочь, построил спортзал в школе своего села, занимался благотворительностью и с большим уважением относился к истории и культуре народа, частью которого он стал.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции. 

Главные темы

Орбита Sputnik