10:06 24 Августа 2019
Прямой эфир
  • USD65.60
  • EUR72.62

Абхазская железная леди: жизнь и творчество Марины Эшба

© Sputnik / Томас Тхайцук
Культура
Получить короткую ссылку
26620

20 июля абхазскому скульптору, медальеру, общественному деятелю Марине Эшба исполнилось бы 95 лет.

О том, как искусствовед Ольга Войцеховская-Брендель написала книгу о Марине Эшба, почему скульптора сравнивают с железной леди, читайте в материале Sputnik.

Сария Кварацхелия, Sputnik

Дружба Ольги Войцеховской-Брендель с Мариной Эшба началась с выставки Союза художников Абхазии в 1961 году. Тогда мама будущего искусствоведа, художница Ольга Брендель выставляла одну из своих картин. Семилетняя Ольга Войцеховская-Брендель сразу же заметила интересную, но очень строгую женщину, которая долго-долго ходила по залу, а потом резко остановилась возле картины Ольги Брендель и заговорила с автором. 

"Моя мама стояла перед собственной работой и пристально смотрела на нее. Я видела в зале ходила довольно солидная, интересная, но очень строгая женщина. И я ее немножко побаивалась. Но, когда она подошла к моей маме, мне стало менее страшно и я подошла к ним. Так состоялось наше знакомство с Мариной Эшба", – начала свой рассказ Ольга Войцеховская-Брендель, искусствовед, автор книги о Марине Эшба. 

После Ольга часто видела "строгую женщину" у себя дома. Ольга Брендель и Марина Эшба работали вместе в Союзе художников, который вторая возглавляла с 1962 по 1982 годы. Между женщинами завязалась дружба, которая длилась очень долго. Марина и Ольга интересовались творчеством друг друга.

Часто Марина Эшба приезжала в дом семейства Брендель со своей семьей или же с представителями абхазской интеллигенции. Так Ольга познакомилась с Фазилем Искандером, Джумой Ахуба, Георгием Колбая и многими другими. Взрослые люди коротали время за интересными разговорами о литературе, искусстве. В памяти Ольги Войцеховской-Брендель сохранилась творческая атмосфера, которая царила в их доме, и в которой она воспитывалась.

"Тогда еще был жив мой дед Владимир Брендель, довольно интересный человек. Они с Мариной вели интересные беседы. Садились во дворе под дуб и долго-долго вели интересные беседы про историю, культуру, живопись. Собирались так же соседи. Читали оды-посвящения Марине", – вспоминает искусствовед.

© Sputnik / Томас Тхайцук
Дом семейства Брендель

Марина практически стала членом семьи Брендель. Она вместе с Ольгой Брендель принимала участие в решении важных для Бренделей вопросов. Для юной Ольги Марина стала второй мамой.

Абхазский скульптор сыграла большую роль в судьбе Ольги Войцеховской-Брендель.

Ольга Брендель
© Фото : из архива семьи Брендель

"Я немножко инвалид. Я не могла поступить ни в один институт – мне не давали справку. Единственное, мне удалось окончить филиал Грузинского института сельского хозяйства в Сухуме по специальности экономист. Несколько лет потом проработала в Абхазском отделе экономики и планирования при Тбилисском институте Госплана. В конечном итоге я сижу и ничего не делаю. И Марина мне говорит: "Ольга, ты что, собираешься сидеть и ничего не делать?" Мы пошли к Шалве Денисовичу и он меня устроил в АБНИИ, на должность экономиста", – рассказывает Войцеховская-Брендель.

Работа сразу же полюбилась Ольге – люди были особенные. В АБНИИ она "не ходила, а летала".

Как экономист в институте она проработала до 1992 года. Войцехоская-Брендель даже успела написать диссертацию и должна была лететь в Тбилиси на защиту. Но началась Отечественная война Народа Абхазии, которая в одночасье разрушила все планы Ольги.

После войны отдел экономики при АБНИИ закрыли. И снова Войцеховская-Брендель осталась без работы. И снова в судьбе Ольги участвует Марина.

"Она мне сказала: "Ольга, давай попробуем в отдел искусства". Так, благодаря Марине, я стала работать искусствоведом при АБНИИ. Я автодидакт. Я не училась специально искусствоведению. Просто всю жизнь крутилась в этой среде. Я занимаюсь анализом изобразительного искусства. В АБНИИ я работаю уже 33 года", – улыбается она.

Твердый мягкий характер

В 2002 году Марины Эшба не стало. Идея о книге про Марину Эшба родилась у ученого Миры Инал-ипа, которая после смерти скульптора поручила Ольге Войцеховской-Брендель написать книгу.

Поначалу искусствовед была в смятении и, как сейчас признается, даже не знала, что писать. Но потом она зажглась идеей и приступила к работе, которая длилась ни мало, ни много два года.

"Причем я писала не о творчестве Марины, в первую очередь. Я решила сделать акцент на воспоминаниях друзей и знакомых Марины. Но воспоминания давались очень трудно. Одни боялись говорить, другие и вовсе не хотели вспоминать то, что связано с Мариной, третьим было трудно вспоминать. Многим было неприятно вспоминать нюансы, связанные с Мариной, потому что она была не только скульптором, она, в первую очередь, была общественным деятелем", – рассказывает Войцеховская-Брендель.

© Sputnik / Томас Тхайцук
Больше года ушло у Ольги, чтобы собрать все воспоминания о Марине Эшба

Больше года ушло у Ольги, чтобы собрать все воспоминания о Марине Эшба. Но, когда она села писать свои личные воспоминания, то поняла, что знала скульптора с совершенно другой стороны.

"Марина помогала всем. Она, можно сказать, жила не для себя, а для других. Благодаря ей появились первые абхазские художники. Она сделала многое для становления и развития абхазского искусства. И многие ее вспоминали именно в таком ракурсе. Но в моей памяти сохранилась и другая Марина…", – продолжает Войцеховская-Брендель. 

Марина Эшба, как отмечает искусствовед, была сложным человеком, к которому сложно было привязаться. Она требовала полного подчинения, будь это женщина, мужчина или ребенок. И благодаря этой черте своего характера, она достигла многого, в том числе добилась того, чтобы Союз художников Абхазии стал отдельной организацией, которая не подчинялась Тбилиси. Войцеховская-Брендель запомнила ее, в первую очередь, как "железную леди".

Но в то же время, как признается искусствовед, в семье скульптор была доброй, ласковой и отзывчивой. Хотя и дома она проявляла свой железный характер, когда нужно было принимать какие-то решения.

"Марина была сложным человеком. Но в последние месяцы жизни мужа она превратилась в доброго, отзывчивого, сердобольного человека. Я даже не представляла ее такой. Она делала все, чтобы продлить жизнь мужу. Ухаживала за ним. Она тогда стала и медсестрой, и домохозяйкой, хотя для нее это было как-то неестественно", – призналась Войцеховская-Брендель.

Несмотря на все противоречивые стороны характера Марины Эшба, в одном Ольга уверенна без сомнения: благодаря Марине и тем людям, с которыми скульптор познакомила ее, Ольга стала настоящей абхазкой.

© Sputnik / Томас Тхайцук
Я стала представителем абхазского народа, я уже не русская

"Я уже настолько стала представителем абхазского народа, я уже не русская. Уже настолько связана с этим народом. В воспоминаниях пишу даже о том, как меня Джумка Ахуба учил есть по-абхазски мамалыгу: не вилкой, а пальцами. Я настолько вжилась в народ, в эту землю, что даже не представляю, где бы я могла еще существовать", – с улыбой добавляет она.

Марина Эшба родилась 20 июля 1924 года. Окончила Московский институт декоративно-прикладного искусства в 1951 году. С того же года по 1959 год работала скульптором Московского Союза советских художников, с 1959 по 1962 годы — скульптор Союза художников Абхазии.

Марина Эшба возглавляла Союз художников Абхазии с 1962 по 1982 годы, была членом Абхазского Обкома компартии, депутатом Верховного Совета Абхазской АССР. Марина Эшба — лауреат Государственной премии имени Дмитрия Гулиа.

Прекрасны во всем: выдающиеся абхазские женщины>>

Среди известных работ Марины Эшба — памятник своему отцу в Центральном сухумском парке (1973 год), мемориал погибшим в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов в селе Лыхны.

Умерла Марина Эшба в 2002 году.

Читайте также:

Медальер и скульптор: архив Марины Эшба



Главные темы

Орбита Sputnik