21:43 18 Февраля 2019
Прямой эфир
  • USD66.25
  • EUR74.91

Аляс Нанба: репатрианты не преследуют экономических целей в Абхазии

© Sputnik
Интервью
Получить короткую ссылку
56431

О том, какие льготы предоставляются репатриантам в Абхазии, на что уходит бюджет Министерства по репатриации и как потомки махаджиров справляются с языковым барьером на родине, читайте в интервью Sputnik с начальником социально-адаптационного отдела ведомства Алясом Нанба.

Асмат Цвижба, Sputnik

- Аляс Русланович, ежегодно в Абхазию приезжают соотечественники из Турции, Сирии и Иордании. Расскажите, какие документы им нужно оформить для возвращения на историческую родину?

- Во-первых, человек должен зайти на сайт  МИДа Абхазии, в консульский отдел, заполнить онлайн-анкету, которая обрабатывается консульской службой. После этого он получает разрешение на посещение Абхазии, затем идет в посольство или консульскую службу по месту проживания и получает российскую визу. Но не всегда процесс заканчивается положительно. Посольство имеет право не объяснять, по какой причине произошел отказ. Тогда мы просим представителей нашего МИДа связаться с коллегами в России, чтобы разрешить человеку перейти границу РФ.

- С какими проблемами репатрианты обычно сталкиваются при оформлении документов для приезда в Абхазию?

- Обращаясь в Министерство по репатриации, репатрианты предоставляют документ, подтверждающий их этническое происхождение, или же мы сами делаем запрос в места их проживания в Турции. Если нам подтверждают, что человек действительно абхаз, то мы помогаем ему с оформлением визы. Обычно подтверждение этнического происхождения - недолгий процесс, но есть такие фамилии, которые раньше являлись общими и для абхазов, и для адыгов. Человек мог обратиться, думая, что он абхаз, а потом подтверждается, что он не принадлежит к нашему этносу. Документы репатриантов также передаются в милицию и СГБ, которые проверяют человека на причастность к криминальным структурам, узнают, не преследовался ли он.

- Предположим, все документы собраны, и человек уже приехал в Абхазию. Что потом?

- Есть семьи, которые нуждаются и в деньгах. Мы им снимаем временное жилье, помогаем устраивать детей в школы и детские сады. Далее мы ставим их в лист ожидания для получения постоянного жилья. Есть семьи, которые стоят на учете  больше пяти лет. В период с 2013-2015 годов  мы снимали около 100 квартир, на данный момент мы снимаем около 40. Но каждое решение мы рассматриваем примерно раз в три месяца. Смотрим, смог ли человек адаптироваться, трудоустроиться. Чтобы не тратить лишние деньги.

- По какому принципу репатриантам выделяется жилье? И в каких районах преимущественно проживают наши соотечественники?

- Размер квартиры зависит от того, сколько человек в семье. Если семья молодая, мы понимаем, что им недостаточно будет однокомнатной квартиры, если семья пожилая, тогда квартира поменьше. Говоря о месте проживания, у нас нет выбора, где именно выделять им жилье. Государство выделяет нам либо место под строительство, либо дом, нуждающийся в ремонте. В последний раз это был коттеджный поселок, который построен в селе Мачара. Этот проект сейчас продолжается, планируется, что будет небольшое село. Сейчас в основном люди живут в Гулрыпшском районе – это Мачара, Агудзера, Дранда.

- То есть репатрианты в основном живут за чертой города?

- В городе живут те, кому мы снимаем квартиру. Это связано с тем, что работу на начальном этапе легче найти именно в центре. В основном соотечественники на съемных квартирах проживают в тех районах, где аренда меньше. Есть такие семьи, которые все же выбрали квартиры в городе, но мы их предупреждаем, что не сможем оплатить всю сумму аренды и выделяем, к примеру, 10 тысяч рублей.

- После того как репатриантам предоставляют собственные квартиры, имеют ли они право на их продажу?

- Продать квартиру никто не может. Человек не может продать то, что не принадлежит ему. Эти люди проживают в квартирах на основе договора, где говорится, что Министерство по репатриации выделило ему квартиру. А чтобы оформить квартиру на себя, нужно прожить в ней минимум три года. Только после этого и в случае, если человек выкупил квартиру у государства, он имеет право на ее продажу. То есть никто не получает квартиру по подарочному сертификату.

- С жильем разобрались. Как обстоят дела с трудоустройством репатриантов?

- Дело в том, что многие, имея специальное образование и опыт работы, не хотят идти в министерства или в государственные учреждения из-за низких зарплат. То есть человек работает физически и понимает, что только так можно содержать семью. Поэтому многие работают в ресторанах, в гостиницах, на стройках, в сфере обслуживания, на оптовых базах, которые зачастую основаны самими же репатриантами.

- Высшее образование и опыт работы действительно важны. Но, возможно, наших соотечественников смущают не только низкие заработные платы, но и языковой барьер? 

- Когда человек понимает, что для того чтобы работать, ему нужно выучить язык, он его начинает учить самостоятельно - идет на работу, общается с местными людьми. Что касается детей, то они очень легко осваивают новые языки. В этом вопросе помогают школы и детские сады. Дети, которые ходят в школы, через некоторое время начинают говорить по-русски и по-абхазски, ведь все предметы на этих языках.

- Раз уж мы заговорили о школах и садах, есть ли у репатриантов какие-то льготы в этом плане?

- Никаких льгот у репатриантов нет. Я знаю много семей наших соотечественников, которые не могут устроить детей в детский сад или школу. Хотя мы просим соответствующие министерства помочь нам, но они тоже действуют по мере своих возможностей. Единственное, мы помогаем с оплатой высшего образования. Министерство по репатриации оплачивает 50%.

- На помощи с образованием льготы заканчиваются?

- Нет, мы также оказываем помощь, если человек попадает в больницу и ему необходима экстренная помощь. Мы оплачиваем медикаменты. Но, чтобы люди четко понимали, в год это не больше 200 тысяч рублей. В месяц мы можем выделить 10-15 тысяч. Также у нас есть выплаты по потере кормильца. Это единоразовая помощь в 15 тысяч рублей.

Кроме того, за рождение первого ребенка Министерство по репатриации выплачивает 30 тысяч рублей, за второго – 40 тысяч рублей, за третьего – 50 тысяч рублей и за четвертого - 100 тысяч рублей.

У молодых людей, не служивших в армии по месту проживания, в Абхазии есть отсрочка от армии – полтора года. Но по истечении этого срока они обязательно должны будут пополнить ряды Абхазской армии.

- Вернемся к проблеме языкового барьера. Несколько лет назад при Фонде по репатриации были организованы курсы по обучению русскому и абхазскому языкам. Работают ли они сейчас?

- Нет, сейчас таких курсов при министерстве нет. Проблема с незнанием языков была в основном у тех, кто в 2013-2015 годах приехал из Сирии. А в Турции большинство говорит на родном языке, в особенности старшее поколение. Также у наших соотечественников есть своеобразная форма взаимопомощи - те, кто приехал раньше, знакомят других с местными законами, нравами и в том числе помогают с изучением языков.

- Проводятся ли какие-то психологические тренинги, которые помогают репатриантам быстрее адаптироваться в новой обстановке?

- Вы знаете, люди очень гордые, они не принимают такую помощь. Но в отделе адаптации при министерстве есть сотрудники, которые готовы помочь по любому вопросу. Каждый работник занимается отдельной темой – медицина, образование, языковая адаптация, жилье и так далее.

- Фонд по репатриации был создан в 1991 году. Можете ли вы сказать, сколько потомков махаджиров вернулось за это время в Абхазию?

- Сложно назвать конкретную цифру. Многие приезжают в Абхазию, но не на постоянное жительство. Приезжают летом к родственникам, друзьям, называют это "разведкой". Вообще, люди мало информированы об исторической родине. Многие приезжают и даже не знают, что в Абхазии есть собственная армия, милиция.

Есть и другая категория людей. Те, которые долгое время жили в Абхазии, но в силу социальных и экономических причин были вынуждены уехать обратно. К примеру, большой отток репатриантов был после войны, в 1994 -1995 годах. Сейчас ситуация стабилизировалась. В 2018 году из Абхазии уехала только одна семья, которая долгое время проживала здесь. Глава семьи был участником Отечественной войны народа Абхазии, приехал в республику из Сирии. Уехать ему пришлось по состоянию здоровья, так как морской климат ему не подходил.

- В основном репатрианты приезжают из Турции?

- Действительно, был момент, когда приезжали только из России и Турции. В последние годы увеличилось количество людей из Сирии и Иордании. Миграционный всплеск наблюдается летом и во время праздников. В год в Абхазию могут приехать 500 человек, могут и 1000. Из них остаться может половина или вообще никто. Динамика непредсказуема.

- Приезжают в основном молодые люди или все же старшее поколение?

- Возраст тоже непредсказуем. Если раньше приезжали преимущественно мужчины средних лет, то сейчас приезжают и молодые семьи, и просто молодежь, и люди средних лет. Но нужно заметить, что старшее поколение в основном приезжает не на постоянное место жительства, а просто к родственникам или в гости.

- На ваш взгляд, что все же заставляет наших соотечественников спустя долгое время вернуться в Абхазию?

- Поверьте мне, в основном это патриотические причины. Они не преследуют никакой экономической цели, там они практически везде живут хорошо и застрахованы от всех жизненных рисков. Народ просто хочет быть причастным к Абхазии. Они часто говорят нам, дайте хоть какой-то документ, в котором будет указано, что он выдан в Абхазии. Кроме того, люди понимают, что только здесь полноценно смогут сохранить свою культуру и выжить как этнические абхазы. Ради хорошей жизни к нам никто не едет, по крайней мере, пока.

 

По теме

Вернуться и остаться: история репатрианта Имдата Агуас
Патарая об "Абхазском бюро": поможем репатриантам найти друзей в Абхазии
Репатриант из Сирии: Запад усложняет ситуацию в Арабской республике
Сделано для Абхазии: как репатриант из Турции Родину не выбирал


Главные темы

Орбита Sputnik