06:18 23 Сентября 2019
Прямой эфир
  • USD63.85
  • EUR70.60
Артур Анкваб

Борьба с "тенью", параллели с Грузией и реформы: интервью с Артуром Анкваб

© Sputnik
Интервью
Получить короткую ссылку
Выборы президента Абхазии — 2019 (257)
113600

Гостем радиопроекта "Интервью с кандидатами в президенты Республики Абхазия" информагентства Sputnik Абхазия 8 августа стал претендент на пост главы республики Артур Анкваб.

Кандидат в президенты Артур Анкваб рассказал, каким он видит будущее Абхазии, как вывести экономику из тени и почему грузинская экономика успешнее абхазской.

— 8 августа – очередная годовщина начала "пятидневной войны" в Южной Осетии. Два дня назад, 6 августа, президент Южной Осетии заявил, что Южная Осетия должна войти в состав России. В связи со всеми событиями, которые происходят вокруг Абхазии, каким вы видите будущее нашей страны?

— Я считаю, что Абхазия является независимым государством не с 1993 года, а с 2008 года. Она имеет право на существование. Люди, знакомые с историей Абхазии, знают, что Абхазия с древних времен имела свое государство, свою национальную культуру. Все это нужно заложить в основу абхазской государственности. Нужно дать гарантию молодому поколению, что они достойно будут жить на абхазской земле и при этом считать себя гражданами суверенного государства.

— Какие вызовы сегодня стоят перед нами? Чего в первую очередь мы должны бояться?

— Я уже отметил, что Абхазия является признанным субъектом международного права с 2008 года. И, тем не менее, она не может реально считаться независимой до тех пор, пока не станет экономически самодостаточной, способной обеспечить своих граждан работой, повысить их уровень жизни. Сегодня треть трудоспособного населения Абхазии без работы. При этом две трети госбюджета составляет российская финансовая помощь. Это очень нас волнует. Мы считаем, что, только построив экономически независимое государство, мы будем иметь право на существование. При этом нас очень сильно волнует криминогенная ситуация в нашей стране и все те причины, которые привели Абхазию к нынешнему социальному и политическому кризису.

— Артур Миродович, вы говорите, что подавляющее большинство трудоспособного населения Абхазии не трудоустроено. В то же время к нам приезжают гастарбайтеры из Северной Кореи, из стран Ближнего Востока. Получается не совсем понятная ситуация. Может быть, проблема в том, что у нас нехватка специалистов, в том, что люди не обучены, в том, что все в Абхазии стали юристами, экономистами?

— Я понимаю, о чем вы говорите. Это очень серьезная проблема. Те элементы, которые вы обозначили, являются элементами теневой экономики. На сегодняшний день более 70 % нашей экономики является теневой. Это очень удручающие цифры. То, что касается тех же гастарбайтеров, наемной рабочей силы, это отражено в программе моей команды. Мы обязательно будем этому уделять отдельное внимание. Считаем, что все они должны быть поставлены на учет. Работодатели должны нести прямую ответственность, должна быть электронная база данных.

— Теперь давайте поговорим о системе образования.

— Это очень наболевшая тема, очень близкая для меня. Я большую часть своей сознательной жизни посвятил педагогической деятельности и считаю себя неплохим специалистом в области преподавания. На сегодняшний день хочу акцентировать внимание на очень сильном падении уровня знании нашей молодежи. Причин много. Специальность педагога стала малопривлекательной, эта специальность у нас в стране потеряла престиж. Низкая заработная плата сказывается на качестве работы. Хочу особо выделить низкий уровень знаний выпускников сельских школ.

— А там учителей же нет.

— Я уже в одном из своих выступлений затрагивал этот вопрос. Да, ощутима нехватка педагогов. Но эта проблема решаема. Другой вопрос - уровень профессионализма учителей. Это очень серьезный вопрос. Сегодня Абхазский государственный университет выпускает немало специалистов с педагогическим образованием. Но опять же, как бы ни было тяжело об этом говорить, с каждым годом наблюдается падение уровня знаний наших выпускников. Система образования – цепь, которая состоит из трех звеньев: дошкольное образование, среднее, средне-специальное образование и высшее образование. И когда одно из звеньев этой цепи выпадает, практически рушится вся система.

— В этой цепочке, где у нас больше всего проблем?

— Я считаю, что в среднеобразовательных школах.

— Артур Миродович, что вы ставите во главу угла своей программы? С чего нужно начинать прямо сейчас? И что вы считаете основными столпами нашего государства?

— Не будь у нас высокообразованной молодежи, не будь у нас хороших специалистов во всех отраслях, мы не сможем выстроить свою экономику, мы не сможем поднять ее на высокий уровень. Если всего этого не будет, то мы не сможем возродить нашу Абхазию. Вопросу системы образования будет уделено особое внимание.

Что касается молодежной политики, то она стоит у нас во главе угла. Но мы прекрасно понимаем, для того чтобы поднять с колен на ноги систему образования и молодежь в целом, необходимы средства. А откуда взять эти средства? Я хочу подчеркнуть, что наша работа начнется с борьбы с коррупцией. Коррупция – не единичная передача одной взятки, пускай даже в очень большой сумме. Туда подпадают чиновники, которые на протяжении многих лет позволяли себе красть или же пускать народные деньги на свои личные интересы.

По российской Инвестиционной программе в Абхазию поступают большие средства. Для сравнительного анализа в пример хочу привести Грузию – вражеское государство для нас сегодня, страна, с которой по сей день мы находимся в состоянии войны, страна, которая не хочет признавать нас независимым государством. Но хочу подчеркнуть, если брать на душу населения, то Грузия получила помощь со стороны США в такой же сумме, как и Абхазия со стороны России.

Давайте теперь посмотрим на уровень экономики Грузии и на уровень экономики Абхазии. В послевоенный период я не был в Грузии и не собираюсь ее посетить до того момента, пока грузины не признают нас независимым государством и не признают нас титульной, элитной нацией в Абхазии, в хорошем смысле этого слова. Но мы видим конкретные программы, мы слышим мнения экспертов, мы слышим мнения людей, которые посещали Грузию. Они говорят о том, насколько возродилась экономика Грузии, насколько понизился уровень теневой экономики, насколько упала преступность.

— Хотел поговорить о наших выборах. В этом году кандидаты в президенты не получают никаких денег на проведение предвыборной агитации. Но по моим личным наблюдениям абхазские выборы любого уровня все больше становятся зависимыми от финансов. Что вы думаете по этому поводу?

— Да, это имеет место. Я уже неоднократно озвучивал на пресс-конференциях, на встречах с общественностью, что на сегодняшний день все коммерцилизировано. Государство отказалось принимать непосредственное участие в выборах. Это крайне недопустимо. Это приводит к тому, что отдельные кандидаты практически становятся неконкурентоспособными в предвыборной программе. Более того, хочу спросить, почему нашим государством, нашим Центризбиркомом не продумано, как дать возможность каждому из кандидатов в эфире изложить свою четкую программу не только на абхазском, но и на русском языке. Мы знаем, что более 80% населения Абхазии русскоязычные. Я считаю это ущемлением прав русскоязычного населения, наших братьев русских, армян, белорусов, мингрелов и так далее. Это в корне неправильно. Если мы хотим строить демократическое государство, то мы должны заложить основы демократии.

— Когда вы говорили об эфире, вы имели в виду государственный канал. Правильно я понимаю?

— Да, в первую очередь государственный канал.

— В эфире радио Sputnik Абхазия у всех кандидатов есть равные возможности.

— Я не имел в виду ваше информационное агентство и радио. Вы мне очень симпатичны.

— Коль вы сами начали об этом говорить, то хотелось бы продолжить тему проблемы языка. Есть закон "О государственном языке". В 2015 году на бумаге вступили в силу все пункты этой статьи. Но по факту этот закон нарушается. Ваше мнение, как нужно подходить к исполнению этого закона? Не складывается ли впечатление, что многим этот закон просто мешает? Может быть, лучше бы его не было?

— Нет, я так не считаю. Проект этого закона разрабатывался несколько лет. Он не был принят сиюминутно. Над ним работали прекраснейшие специалисты, эксперты. Другой вопрос, почему этот закон не выполняется? Почему все категории нашего чиновничьего аппарата, начиная с главы государства, не отвечают перед народом, перед законом за невыполнение программы по развитию абхазского языка. Это очень серьезная проблема, которая висит над моим абхазским народом. Меня это сильно волнует. Да, может быть, имеет смысл кое-что упростить в этой программе, придать большее значение отдельным маленьким пунктам, но опять же, над этим должны работать специалисты. Я считаю, что мы сегодня должны поддержать абхазские села, которые всегда являлись основой основ, гарантией сохранения нашей культуры, наших традиций, нашего языка. Необходимо возродить те культурные центры, которые имели место в советский период. Мы говорим, что в советское время было много неравноправия, но нужно отдать должное - национальному вопросу уделялось много внимания. Это должно иметь место и сегодня. Это отражено и в моей предвыборной кампании. 

— Назовите основные аспекты вашей предвыборной кампании.

— Это реформа в исполнительной власти. Я считаю, что необходимо распределение полномочий между президентом и вице-президентом, распределение полномочий между президентом и Парламентом. То есть нужно довести до определенного баланса, чтобы ни одна из ветвей власти не зависела друг от друга, а отвечала друг перед другом, перед законом.

В нашей программе большое внимание уделяется противодействию с коррупцией, с теневой экономикой. Разработаны отдельные пункты по ужесточению административной и уголовной ответственности чиновников за злоупотребление должностными полномочиями.

Уделено внимание и финансовой политике. Мы считаем, что необходимо реформировать нашу налоговую систему, пересмотреть наше таможенное законодательство, чтобы представители мелкого и среднего бизнеса были защищены законом. Я знаю, что в этом году на территории Абхазии было выращено более пяти тысяч тонн арбузов, но, к сожалению, около двух тысяч тонн урожая испортилось. Это при том, что арбузы еще завозятся извне. И никаких ограничений наша власть предпринять не может. Я считаю, что наша власть должна в корне поменять ситуацию.

Аудио версия интервью с кандидатом в президенты Абхазии Артуром Анкваб

Большое внимание будет уделено правоохранительным органам, судебной системе и Конституционному суду. Без реформ в правоохранительных органах порядок в стране не навести. Нужно сделать так, чтобы все были равны перед законом, в том числе и президент Абхазии.

Читайте также:

Темы:
Выборы президента Абхазии — 2019 (257)
Теги:
Артур Анкваб


Главные темы

Орбита Sputnik