08:32 02 Августа 2021
Прямой эфир
  • USD73.14
  • EUR86.99
Интервью
Получить короткую ссылку
Мировая пандемия коронавируса COVID-19 (1114)
83941

В День медицинского работника Sputnik публикует интервью с абхазским неврологом – о работе в ковидном госпитале в Москве, 50 пациентах в день и полученных медалях.

Данара Курманова, Sputnik

Невролог Астанда Мушба почти десять лет работает в московском Национальном медико-хирургическом центре имени Н. И. Пирогова. За это время девушка стала заведующей отделением неврологии для больных с нарушениями мозгового кровообращения, окончила аспирантуру и сейчас готовится к предзащите диссертации.

"Думаю, исследование можно было завершить и раньше, но в период пандемии не до научной работы, сами понимаете, - улыбается она. – Все время проводишь либо в красной зоне, либо в зеленой".

© Foto / из личного архива Астанды Мушба
Астанда Мушба

Временный госпиталь для коронавирусных больных на базе Пироговского центра открылся в апреле прошлого года, и Астанда сразу пошла туда добровольцем. Говорит, что других вариантов даже не рассматривала. "Я же понимала, что нас перепрофилируют. Число людей с коронавирусом росло, и часть этого потока направили бы к нам", - объясняет доктор Мушба. И добавляет: когда человек поступает в мединститут, он осознает, что отныне главная его обязанность – помогать людям.

"Вот я и хотела помогать, - говорит она. – Знаете, у меня в роду нет медиков, но я почему-то с двух лет говорила маме, что буду врачом! Постоянно игрушки "лечила". Я никогда не видела себя в другой профессии. К чему я это рассказываю – когда в пандемию стали набирать врачей для переквалификации, я мгновенно подумала: конечно, я пойду. Я же доктор. Кто, если не я?"

Заразилась, но продолжала работать

Астанду назначили заведующей инфекционным отделением №2. Свою новую должность от семьи она решила скрыть. "Я знала, что для моих родных это будет стресс – они до сих пор живут в Сухуме и вдали особенно волновались бы за меня, - говорит она. – Они узнали, что я работала в ковид-госпитале, только когда его уже закрыли. Глядя на то, как эмоционально, сквозь слезы мама уже постфактум эту новость пережила, я поняла, что поступила правильно. Она понимает, что это моя работа, гордится мной, но все равно боится того, что я подвергаю себя опасности".

Впрочем, есть еще один секрет, который родные Астанды не знают до сих пор – она сама переболела ковидом. Однако продолжала работать, пусть и дистанционно. "У меня была легкая форма коронавируса, по-настоящему плохо я себя чувствовала только в первый день, - рассказывает врач. – Но я себя мотивировала, мол, да, одышка, но мозг-то работает! Значит, могу помогать остальным. В конце концов, я дома, а коллеги в красной зоне. К тому же спасибо технологиям – у меня был удаленный доступ к программе с информацией обо всех пациентах, поэтому все дни, что я болела, я контролировала их лечение по телефону".

По статистике, около 35% пациентов, переболев коронавирусом, страдают от депрессии, головокружения и головной боли.

"Пережила ли такое состояние я? Не знаю, - говорит Астанда. – Мне самой сейчас интересно, но тогда не было времени анализировать. Как только я получила отрицательный тест на коронавирус, вышла на работу и тогда еще наступила жара. Поэтому в те редкие минуты, когда я думала о себе, мысль была одна: как же душно в защитном костюме. И все".

© Foto / из личного архива Астанды Мушба
Астанда Мушба отмечена орденом Пирогова за работу в коронавирусном госпитале и медалью Рудольфа Вирхова за вклад в развитие медицины

Астанда говорит, что ощутила эмоциональное выгорание, только когда вышла в отпуск. А на работе было не до этого – иногда ей приходилось осматривать 50-60 пациентов за день. "Кажется, что заведующим легче всего – делаешь обходы, тебе все отчитываются, можно расслабиться. Но это не так, - рассказывает она. – Экстренно поступали тяжелые больные, плюс надо было консультировать пациентов в других инфекционных отделениях и реанимациях".

"Мне нужен не невролог, а инфекционист"

Не все пациенты сразу смогли принять факт, что их лечит от коронавируса врач-невролог. "Некоторые хотели видеть перед собой инфекциониста или пульмонолога, - говорит Астанда. – Но, к счастью, все были люди адекватные, понимали, когда я объясняла им, что мы все прошли обучение, что на такое количество больных инфекционистов физически нет. А дальше само за себя говорило лечение: оно помогало, и люди, таким образом, видели, что хоть мы и неврологи, а работу выполняем. Мы за каждого пациента боролись. Не было такого: ой, он тяжелый? Наверное, ему не помочь".

Спасти людей не удавалось только в единичных случаях, но каждый такой случай остается в памяти, говорит доктор Мушба. "Для меня самой тяжелой историей в госпитале стало угасание молодого пациента. Ему было всего сорок лет, но он прибыл к нам с тяжелым двусторонним поражением легких – порядка 90%. Понятно, что он с первого дня был на ИВЛ, потому что не мог дышать сам. Мы подключили все ресурсы, но у него был ишемический инсульт… Он лежал у нас три недели, и все это время к клинике приходила его жена. Однажды шел дождь, я вижу: она стоит, ждет врачей, чтобы поговорить, и плачет. Я ее глаза до сих пор в точности помню".

Намного проще и легче говорить о тех, кто выжил, считает Астанда. "Таких, к счастью, много. Мы за них буквально сражались. Однажды поступила женщина, половина легочных тканей поражена, тоже ИВЛ, тоже реанимация. Только вывели из тяжелого состояния, как начались проявления сосудистой недостаточности, коронавирус – коварная болезнь. Мы постоянно ее лечение корректировали, но она выздоровела", - улыбается доктор Мушба и достает из кармана халата телефон. В нем – десятки новых контактов.

"Люди у нас все-таки благодарные, - говорит Астанда. – Многие находили меня, чтобы сказать спасибо, и для меня это дорогого стоит. До сих пор созваниваемся. Я ни от кого из пациентов не скрываю личный телефон. Переживаю, как они восстанавливаются, слежу за их состоянием, даю советы".

Ковид-диссиденты не верят в пандемию, пока не заболеют сами

Есть еще одна категория пациентов – это люди, отрицающие существование пандемии. По опыту доктора Мушба, такие ковид-диссиденты не верят в вирус, пока не заболеют сами. "И то могут до последнего спорить, что у них не коронавирус. Но когда приходят результаты ПЦР и мы показываем им снимки КТ, они осознают происходящее, - говорит Астанда. – Если честно, для меня такое поведение – загадка. Возможно, на них влияют всякие теории заговора в интернете".

Как побороть пандемию? Выход один – вакцинация, уверена доктор Мушба. "Прививаться надо однозначно, - говорит она. – Я сама скоро получу второй компонент вакцины. Лучше не болеть коронавирусом или переболеть, но в легкой форме. Поэтому если есть возможности себя защитить, надо их использовать. А у нас все условия для этого созданы".

Недавно Астанда Мушба получила две награды – орден Пирогова за работу в коронавирусном госпитале и медаль Рудольфа Вирхова за вклад в развитие медицины.

© Foto / из личного архива Астанды Мушба
Награждение Астанды Мушба

Как реагировать на это, она до сих пор не знает. "Я даже во время интервью не могу об этом особо говорить, мне кажется, это будет так нескромно, - улыбается она. – Я правда считаю, что все врачи, работающие в ковид-госпиталях, заслуживают медали. Это сложный опыт, но хорошо, что он был. Ведь если помощь понадобится опять, мы уже больше знаем об этой болезни. Сейчас я вернулась к привычной практике, но при необходимости охотно пойду добровольцем снова".

Темы:
Мировая пандемия коронавируса COVID-19 (1114)

Главные темы

Орбита Sputnik