20:11 19 Мая 2019
Прямой эфир
  • USD64.63
  • EUR72.25
Леонид Боджгуа

Проснуться в могиле. Эпизод Мартовского наступления

© Sputnik / Томас Тхайцук
Аналитика
Получить короткую ссылку
3400132

Ветеран Отечественной войны народа Абхазии, кавалер ордена Леона Леонид Боджгуа поделился воспоминаниями об участии в Мартовском наступлении 1993 года.

Sputnik, Астанда Ардзинба.

15 марта 1993 года абхазские соединения форсировали реку Гумиста и овладели стратегически важными высотами близ Сухума. Мотострелковые подразделения должны были форсировать несколько участков реки, при поддержке с воздуха и с моря прорвать первый оборонительный рубеж противника и развить дальнейшее наступление на Сухум. 

Вспоминая войну

Мартовское наступление — вторая неудачная попытка отбить город после провала наступления 5 января. Оно вошло в историю как самая трагичная военная операция Отечественной войны народа Абхазии. Начавшееся в ночь с 15 на 16 марта наступление не имело успеха. После кровопролитных боев 17 и 18 марта абхазские части вынуждены были отойти на исходные позиции. В боях за столицу в марте 1993 года, по разным данным, погибло от 200 до 300 абхазских бойцов, десятки человек пропали без вести. 

Но об этом еще не было известно бойцам, которые на правом берегу Гумисты дожидались сумерек, чтобы бросить силы на прорыв. Ветеран Леонид Боджгуа рассуждает о причинах провала Мартовской операции.

"О том, что будет наступление, за несколько дней знали уже на Гудаутском рынке. Конечно, и противник был готов, ждал нас. Впоследствии высшее командование о планах не распространялось, кроме очень узкого круга лиц. О подготовке к сентябрьскому наступлению не говорили даже командирам батальонов. Ардзинба нелегко пришлось, сложно воевать никому не доверяя", — рассказал Боджгуа.

Он отметил ошибки командования, не позволившие его группе предпринять меры, чтобы предотвратить окружение. 

Мартовская операция, как и другие эпизоды грузино-абхазской войны, еще получит оценку историков и даже свое художественное воплощение, будь то в литературе, живописи или кино. Истории отдельных героев этих драматических событий могут лечь в сценарий самых захватывающих фильмов о войне. Именно такой историей и предстает произошедшее с кавалером ордена Леона Леонидом Боджгуа в марте 1993 года. 

Из спортивного зала на фронт

Талантливый спортсмен и тренер, мечтавший всю жизнь посвятить спорту и бороться только на борцовском ковре, он отправился на Гумистинский фронт в составе так называемого Замостянского батальона (Замостянка — микрорайон города Гудаута). Боджгуа доверили возглавить одно из подразделений батальона, под его руководством оказались десятки бойцов, в том числе и его ученики. 

"В составе батальона были не только гудаутцы, но и ребята из Дурипша, Лыхны, Бармыша, и их было немало. Позже присоединилась группа Баграмяна. Возглавлял батальон Владимир Начач, после —  Фридон Авидзба. Все ребята были настоящие патриоты, всем сердцем болели за родину и народ. Никого из них не просили, не упрашивали прийти на фронт, они собрались сами", — рассказал Боджгуа.

В бой с наступлением сумерек

15 марта 1993 года было очень холодно. Наступление было намечено на четыре часа вечера. Командиры взводов получили запечатанные конверты с боевым заданием. Воинские части форсировали реку Гумиста, в которой в те дни уровень воды значительно повысился. Абхазские бойцы, пытаясь добраться до левого берега реки, при переходе через воду попали под шквальный огонь противника. Перебравшись через реку уже затемно, они оказались на заминированной территории. 

"Это рассказывать просто. А на самом деле, тебе надо в бой, а перед тобой минное поле, и никто не знает, какой шаг станет последним. Но делать нечего, я был командиром взвода, и показать, что я колеблюсь, нельзя было. Мы двигались с интервалом в пять метров друг от друга", — рассказал ветеран. 

Взвод Боджгуа перешел поле без потерь, но получил приказ отойти. Наступление продолжилось на следующий день, который для группы оказался менее удачным.  

После того как снаряд угодил в группу армянских бойцов Баграмяна, среди бойцов началась паника, поделился воспоминаниями Леонид Боджгуа, которую, впрочем, командирам удалось быстро пресечь. 

О том, что происходило после, уже написано и сказано немало. Наступление захлебнулось. Попав в окружение и вовремя не получив подкрепления, бойцы абхазской армии  вдоль всей Гумистинской линии фронта три дня без еды и воды пытались под шквальным огнем отойти назад. Удалось прорвать окружение только 18 марта. С большими потерями они вернулись на исходные позиции. 

Леонид Боджгуа был сильно ранен и потерял сознание, боевые друзья, посчитав его убитым, завернули в плащ и похоронили вместе с погибшими, прежде чем отступить. 

Проснуться в могиле

"Я проснулся в могиле. Первые ощущения — очень холодно", — рассказал ветеран.

Благо могила была неглубокая, бойцы вырыли ее своими ножами во время затишья между перестрелками. Леонид Боджгуа сумел выбраться из-под земли.

"Я вышел, а вокруг никого, я даже не понял сразу, что случилось, куда делись ребята. Слышал еще где-то голоса, но рядом никого не было. Левая моя сторона полностью отнималась, я не мог идти и только полз, пока не наткнулся на Автондила Гарцкия (Герой Абхазии – ред.)", — поделился воспоминаниями собеседник. 

Мемориал героям Абхазии.
© Sputnik Томас Тхайцук

Ему оказали первую медицинскую помощь. Леонид Боджгуа до сих пор с благодарностью вспоминает медсестру Тину Пагава из села Белая речка (Хипста), которая помогла ему выжить в тот день. К двум часам дня небольшие разрозненные группы самостоятельно пытались прорваться к реке, чтобы перейти реку и вернуться к абхазским позициям. В этой суматохе после трех изнурительных дней боя без еды и воды многие потеряли своих и пропали без следа. 

"Я не упрекаю ребят, что похоронили меня. Да, я еще был теплый, но без признаков жизни. Во мне не меньше 30 осколков снаряда, я истекал кровью, пульса не нащупали, да и никто не предполагал, что после этого можно выжить", — сказал ветеран.

В больнице

Но Леонид Боджгуа выжил. Сказалась хорошая физическая подготовка и спортивная закалка бойца. Он добрался под огнем до абхазского берега при помощи своих боевых товарищей. В пути он получил еще несколько пуль, снова потерял сознание. 

Пока шел бой, раненых на берегу положили в укрытие, там они пробыли два дня. И тяжелораненый Леонид Боджгуа уже умирал с голоду и холоду, когда его нашли и отправили в Гудаутскую больницу, а после перевезли в Сочи. 

"Из-за того что я долгое время провел в холоде, к тому же переходил ледяную реку, у меня отказали почки. Случилось это в тот момент, когда со мной говорил врач. Она поняла по моему состоянию, что случилось, я заверил ее, что все будет нормально. Я так сильно напряг мышцы, что снова завел свои почки", — рассказал почти фантастическую историю Леонид Боджгуа.

Он признает, что спорт спас ему жизнь, и то, что приключилось с ним, мало кому под силу пережить.  Что же помогло? Спортивная закалка, жажда жизни или удача? А возможно, все это в купе. 

Возвращаясь к мирной жизни

После войны Леонид Боджгуа уехал в Санкт-Петербург, где продолжил тренерскую деятельность. Он воспитал не одно поколение борцов-вольников. Шесть лет назад ветеран вернулся на родину, поселился в Гагре и занялся общественной деятельностью. Леонид Боджгуа возглавил клуб "Абаза", и при спонсорстве Мусы Экзекова он со своей командой открывает борцовские клубы в различных городах и селах республики, всячески пытаясь привлечь людей к здоровому образу жизни. 

Он сожалеет, что до сих пор в стране не сделано ничего для развития женского спорта, и девушки в Абхазии остались вне спорта. 

"Когда ребенок-спортсмен вырастает, что мы делаем? Мы бросаем его. Не только женского спорта нет, но и спортивная карьера у взрослых спортсменов здесь не получается. Нет никаких условий для этого", — сетует ветеран. 

"Мы неподготовленная нация, у нас около двух процентов жителей занимается спортом", — отметил тот, кому спортивная подготовка некогда спасла жизнь. 

Организация турниров по вольной борьбе, строительство спортивных залов – не единственная забота Леонида Боджгуа сегодня. Он пришел на интервью со списком участников своего Замостянского батальона и признается, что пишет историю войны. Пишет о том, чему был свидетелем, чтобы, как признается он сам, не позволить предать забвению истории тех, кто так и не смог в те дни вернуться на правый берег реки Гумиста. 

Видео об этом смотрите здесь>>

Теги:
воспоминания, ветераны, война, Абхазия


Главные темы

Орбита Sputnik