06:37 19 Сентября 2020
Прямой эфир
  • USD75.03
  • EUR88.96
Аналитика
Получить короткую ссылку
"Ненарисованные воины" (41)
109251

Проект "Ненарисованные воины" продолжается историей о ветеране Отечественной войны 1992-1993 годов Адгура Джения.

Инна Джения, Sputnik.

60 портретов художника Руслана Габлия передают характер и чувства тех, кто защищал Абхазию. В рамках нового проекта информационного агентства Sputnik Абхазия "Ненарисованные воины" на ресурсах портала публикуются рисунки военных лет художника и очерки о защитниках страны.

Военные зарисовки  

По словам Адгур Джения, с художником Русланом Габлия они знакомы давно: учились в одном городе. Он четко помнит тот день, когда был нарисован его портрет, это было на Уаз-абаа во время недолгого перемирия.

"Руслан тогда делал много зарисовок. Он изображал наших солдат в самые разные моменты. Я ему "попался" во время отдыха. Признаюсь, был приятно удивлен, когда увидел портрет. Руслану благодарен за то, что он запечатлел ребят, многих из которых уже нет", — рассказал Джения.

Предчувствие войны

Для Адгура Джения война началась в феврале  1992 года. По достигнутой  с абхазским руководством  договоренности  часть  35-тысячной  грузинской армии совершила демарш по территории Абхазии до реки Псоу и вернулась обратно. Договоренность была достигнута для того, чтобы избежать вооруженного конфликта. Даже в воздухе чувствовалось, как накаляется обстановка. Началось формирование абхазской гвардии на основе восьмого полка МВД Абхазии, вспоминает Адгур.

"Небольшими отрядами нас отправляли на охрану границы по реке Ингур. Среди нас были Джон Гулария, Резо Гогия, Джон(Махно) Цвинария, Теймураз Чамагуа, Амиран Берзения, Хухут Бганба и другие солдаты, — подчеркнул Джения.

Как рассказывает Адгур Джения, из-за боевых действий в Западной Грузии на нашу территорию хлынул поток беженцев. В обязанности абхазских военных входила охрана моста, досмотр автотранспорта, чтобы не было провоза оружия.

"Нас было 18 человек. Шел снег, вокруг грязь, слякоть. Стояли по пояс в воде. Вооружены были только автоматами и один БРДМ. У грузинских гвардейцев были танки, гаубицы – в этом они нас превосходили", — отметил Адгур Джения. 

Как вспоминает  ветеран, грузины часто обстреливали, да и вообще чувствовали себя вольготно.

"Первая автоматная очередь — и пули пролетели менее чем в полуметре от меня. Вторая – чуть выше головы Хухута. Четко понял одно — война неизбежна", — рассказал Джения. 

Ветеран вспомнил, что к тому моменту мост через реку Ингур абхазские военные заминировали во избежание прохода тяжелой техники. Но грузинские войска обошли его на девять километров ниже, избежав прямого вооруженного контакта. Абхазские гвардейцы фактически оказались в окружении.

"Мост мы разминировали: 500 килограммов аммонала сложили в грузовик. Набрался полный кузов. В случае если грузинские гвардейцы потребуют сложить оружие, мы решили подорвать себя. Амиран Берзения держал в руках гранату — ребята смелые, отчаянные были.  Начались переговоры нашего руководства во главе с Владиславом Ардзинба. По достигнутой договоренности нам удалось выехать", — сказал Джения. 

Уже вернувшись в Сухум, часть из тех, кто охранял мост, осталась на службе в Абхазской гвардии, другие вернулись к своим мирным профессиям. Но не исчезало одно тревожное чувство, вернее предчувствие: война неизбежна и случится она очень скоро…

Танцоры, певцы, актеры, художники — все взяли в руки оружие 

Утро 14 августа 1992 года. Стоял прекрасный летний день. Актеры театра проводили своих чеченских коллег, приезжавших на гастроли.

"Мы сидели на лавочке, продолжали шутить. С Красного моста донеслись выстрелы. Мы поняли, что грузинские войска вошли в город. Это было абсурдно. Неужели пришел конец нашей истории, истории  маленького народа… Но – нет. Господь распорядился иначе", — поделился воспоминаниями Джения. 

По словам Адгура Джения, была вера в Бога, в святые  места — аныха, вера в то, что просто так все это не может достаться врагу.

Первое время в Гудауте было трудно с оружием. Те из актеров, кому еще не удалось получить автомат, ездили вместе с певцами на линию фронта поднимать боевой дух, другие разгружали катера с гуманитарной помощью. Постепенно сформировались батальоны. 

"Нашим командиром был Нодар Цвижба, художник. Находились мы на наблюдательном пункте в селе Эшера, на горе Верещагина. Остальные актеры распределились по другим батальонам. Танцоры, певцы, актеры, художники – все стали воевать.  Люди, которые, казалось бы, никогда не возьмут в руки оружие… К тому же у нас был лидер — Владислав Ардзинба. Владислав Григорьевич был, бесспорно, выдающейся личностью в истории абхазского народа. И благодаря ему народ объединился, — сказал Джения.  - Это был человек от Бога.  В нужное время, в нужный момент он был прислан "сверху", чтобы сохранить свой народ, не побоюсь так выразиться. Он нас вдохновлял, ведь были разные моменты: неудачные наступления, люди, бывало,  падали духом, но вставали, выдерживали все. Он чувствовал так же, как и мы, только ответственность на нем была во много раз больше. Лидер, у которого мы были, как за пазухой", — подчеркнул Адгур Джения. 

Адгур Джения.
Руслан Габлия
Адгур Джения.

Что это — война?

О войне сказано очень много. На вопрос, что же это — война, когда сталкиваешься с этим впервые, Адгур Джения  ответил:

"Вся твоя жизнь меняется. Самое страшное – терять. И научиться  принимать, что  многих близких никогда не будет рядом. Одним из самых тяжелых испытаний стала Мартовская операция, которая унесла много жизней. После войны стараешься уходить от всего, через что пришлось пройти. Внутри долго держится  ощущение пустоты. Понимаешь, что  жизнь человеческая такова — сегодня ты есть, завтра тебя нет. Весь смысл заключен в этом промежутке  - сегодня и завтра. Всегда есть ощущение, что я временно в этом мире".

Война и юмор

"Что помогает выжить на войне?" — задаю вопрос собеседнику.

"Да разное, но без  юмора никак. Вот одна военная байка:

Каждое утро по три-четыре человека отправлялись в разведку. Готовились перед тяжелым заданием по-разному: кто-то внутренне собирался, готовился, кто-то молился. Вдруг один из разведчиков вскакивает, поднимает руки к небу и кричит:

— Господи, хоть бы мне не вернуться сегодня живым! Хоть бы не вернуться!

— Что это с тобой? Разума лишился?! – удивились все.

— Да у меня столько долгов! Если я вернусь домой, меня  убьют! А так хоть скажут — за  Родину погиб!" — смеется ветеран.  

Безграничная радость победы 

 В самом конце войны по приказу Верховного главнокомандующего актеров Абхазского драматического театра отозвали с позиций. Вся труппа должна была срочно репетировать спектакли "Махаз" и "Кьоджинские перепалки", чтобы выехать на гастроли.

"Было двоякое чувство: тяжело оставлять своих — война не закончена, но  ехать надо обязательно — это наш долг. Это был продуманный, сильный ход нашего руководства – показать всему миру, что  мы, абхазы, живы, мы боремся. Наш маршрут был: Петербург – Москва – Нальчик — Майкоп. Нас везде встречали стоя! Это был знак глубочайшего уважения".

О победе артисты Абхазского театра узнали, находясь на Северном Кавказе. 

"Ощущение безграничной радости – это все, что я могу сказать. Когда мы приехали, Сухум был освобожден", — поделился в конце Джения. 

В послевоенное время

Война отбросила нас на десятилетия назад. Послевоенное время, по словам героя очерка, стало еще одним тяжелым испытанием. Пройти испытание миром намного сложнее. 

"Война принесла немало боли. Огромной ценой мы заплатили за наше сокровище – Победу! Мы победили. Мы сохранили нашу Родину", — говорит Джения. 

По окончании войны ветеран вернулся к своей профессии.

"Я верен театру", — смеется он.

Темы:
"Ненарисованные воины" (41)
Теги:
история, ветераны, Абхазия

Главные темы

Орбита Sputnik