00:59 15 Июня 2021
Прямой эфир
  • USD71.68
  • EUR87.33
Аналитика
Получить короткую ссылку
2213171

Кама Кация - выпускница Волгоградского университета архитектуры и строительства по специальности дизайн архитектурной среды и аспирантка Римского университета Roma Tre по специальности архитектор-реставратор.

Молодой архитектор-реставратор рассказала корреспонденту Sputnik Асиде Квициния о тонкостях и сложностях профессии архитектора.

 — Когда вы решили стать архитектором? И почему выбрали именно эту профессию?

— В детстве у меня была привычка летать мысленно над городом и представлять себе пространство в разных формах и масштабах. Также в детстве мне запомнился персонаж из бразильских сериалов, молодая женщина, которая разрабатывала интересные проекты в своей дизайн-студии. Мне так понравилась эта идея и то, чем она занимается, что я решила для себя, что именно этим хочу заниматься.

 — Что самое главное в вашей профессии? С какими сложностями вам приходилось сталкиваться?

— Чтобы создать хороший проект, архитектор должен иметь как хорошую фантазию, так и уметь просчитывать проекты, хорошо и объемно представлять пространство, быть многогранным и учитывать еще множество моментов. Также в мире бытует мнение, что эта профессия не женская, якобы от природы женщина не наделена способностью пространственно мыслить. И каждый день мне приходится доказывать всем и себе, что это возможно, и на каждом новом объекте я должна убеждать всех в своем профессионализме и в своих знаниях, в том, что я знаю, о чем говорю.

Андреас Кипар
© Фото : предоставлено Андреасом Кипар

К сложностям можно отнести и то, что проектировать приходится исходя из бюджета, а не из эстетики. В нашей стране на данный момент отсутствует необходимое количество материала для строительства объектов. Если на объекте тебе хочется создать что-то интересное как в дизайне, так и в архитектуре, тебе приходится привозить материал из-за границы. Материала, который производится здесь, недостаточно, а больших кирпичных заводов для воссоздания, например, исторической застройки нет.

 — Что касается людей, как воспринимаются нашими гражданами дизайнерские решения и необычные подходы?

— Мне нравится современная архитектура и дизайн, и я считаю, что имитировать классику невозможно, уже нет таких инструментов у нас, а нашим гражданам, как правило, нравится именно классика, и чаще всего плохая классика. Также в работе с людьми иногда возникают небольшие сложности. На первой встрече я объясняю человеку, какие варианты и решения существует, что можно использовать и как все это будет выглядеть. Но иногда люди не готовы менять свои взгляды и отходить от привычных шаблонов, удивляясь тому, что можно сделать так или иначе. Что касается дизайна жилья, я чаще всего иду на компромиссы и ищу идеальный симбиоз, потому что это касается личного комфорта человека. Человеку могут нравиться необычные стили и подходы, но психологически в этом он будет чувствовать себя некомфортно.

Дундера В.А. 1898 г.
© Фото : из архива Анзора Агумаа

А что касается архитектуры, чаще всего я стою на своем и убеждаю человека, что это по сути не его дело, а дело города. Последнее решение должно оставаться за мной, как здание должно выглядеть — это всегда касается конкретной застройки и конкретной среды. Это же не пустое поле, где мы начинаем фантазировать. Это обычная сложившаяся архитектура города, и мы в нее начинаем интегрировать какое-то новое сооружение. Он может говорить, что ему, например, нужно два этажа  и какие-то технические задания.

Сегодня люди, которые созрели и  обращаются к проектировщику, на мой взгляд, уже мыслят иначе. Они понимают, что для каких-то архитектурных или дизайнерских решений нужен специалист. Архитекторы видят пространство другими глазами и могут его разбить так, как сам человек не сможет сделать.

Иногда работать с людьми становится эмоционально сложно. С каждым новым жильем ты должен проникать в самого человека, изучить его привычки, предпочтения, как психолог прочувствовать его, но морально это бывает тяжело. Тогда, когда я устаю от людей и их интерьеров, перехожу к домам, устав от зданий и домов, перехожу обратно к людям и их жилью.

 — Расскажите о своих уже реализованных проектах?

— На данный момент у меня гораздо больше запроектированных проектов, чем реализованных. Полностью реализованных архитектурных проектов у меня всего два: гостиница "Леон" и частная клиника "Илифия" напротив стадиона Динамо. Очень много жилых домов и несколько гостиниц в городе Гагра, которые находятся в процессе строительства.

Проект гостиницы "Леон" изначально был разработан под офисное здание и казался мне чужим на набережной. Когда я взялась за переделку, мне захотелось привязать его к городу, соединить восток и запад. Чтобы это масштабное здание казалось одновременно уютным и знакомым, слить его со средой, как будто оно всегда стояло на набережной Сухума.

Мне нравится работать со средой, пытаться сдружить здание с местом, где оно находится. Раньше не существовало понятия архитектор-средовик, оно сравнительно новое, но достаточно популярное. Сейчас в наше время идет переориентация на человека, на его комфорт.

Мне интересно не просто проектировать, но и реализовывать свои задумки. Есть такое понятие как бумажная архитектура, это архитектор-концептуалист, который имеет большое воображение, но никогда не реализовывается. А мне очень нравится наблюдать, как строится мой объект, следить за всем процессом от самого начало и до конца.

 — Наверное, каждый архитектор мечтает создать какое-то запоминающееся здание или какой-то важный внушительный объект, расскажите, о чем мечтаете вы?

Здание индустриального колледжа
© Фото : из архива Анзора Агумаа

— Как-то мы с моим преподавателем рассуждали на тему того, на сколько мы были бы полезны в условиях, если людям по какой-то причине пришлось бы покинуть свои города и переселиться в горы. Тогда родилась моя студенческая мечта — построить деревню будущего. Эта деревня, по моим задумкам, должна быть экологической и использовать какие-то альтернативные источники энергии, проблемы со светом, водой там не возникали бы. Потому что самое большое богатство, которое у нас есть, помимо красивой природы, — это относительно чистая экология. Я считаю, что такие объекты нам очень подходят. Эта деревня должна быть максимально интегрирована в природу, не нарушая природного единства.

 — Насколько мне известно, вы также преподаете графический дизайн в АГУ?

— В нашем университете я преподаю проектирование в графическом дизайне. У нас очень много способной молодежи, к тому же я заметила одну закономерность, почти у всех моих студентов присутствует врожденное чувство цвета, в дизайне это важное и нужное качество, которое в них хорошо развито от природы. А развивать нам приходится абстрактное мышление, именно оно почему-то природно плохо развито.

Профессия архитектора и дизайнера очень трудоемкая. Это огромный труд, с утра до вечера ты должен сидеть чертить и рисовать, и поток мыслей тебя не отпускает ни на минуту. К такой профессии ты должен быть расположен и, конечно, чтобы все получалось, самое главное – быть влюбленным в то, чем ты занимаешься. 

По теме

Кирпичные шедевры Ивана Бегича
Дом, который построил Какуба
Сухумский Синоп: от офицеров до ученых
Теги:
Абхазия

Главные темы

Орбита Sputnik