02:43 16 Ноября 2018
Прямой эфир
  • USD66.62
  • EUR75.54
Адгур Ардзинба на заседании кабмина об исполнении Республиканского бюджета

Ардзинба: не всегда обращаем внимание на мнение людей, занятых реальным делом

© Sputnik / Томас Тхайцук
Интервью
Получить короткую ссылку
46662

Почему Абхазии стоит быть осторожнее в вопросах инвестирования в энергетику и жилую недвижимость, на что готова абхазская сторона и как преодолеть пограничную "непроходимость", рассказал в эксклюзивном интервью Sputnik Абхазия по итогам IX Абхазо-российского делового форума министр экономики республики Адгур Ардзинба.

Бадри Есиава, Sputnik

— Адгур Амиранович, итоги Абхазо-российского форума 2017 года вы охарактеризовали "конкретными", какую оценку можете дать форуму этого года?

— В этом году, я считаю, что форум прошел в откровенной деловой атмосфере. Мы сумели открыто пообщаться по вопросам, которые так или иначе озвучиваются на разных площадках уже много лет. Ни для кого не секрет, что это те вопросы, которые вызывают некоторые противоречия и споры. На мой взгляд, мы смогли открыто о них поговорить, за что я благодарен нашим российским коллегам, в том числе экспертам, высказавшим свое видение, и мы высказали свою точку зрения.

—  Говоря об иностранных инвесторах, один из выступающих – председатель Российско-абхазского делового совета Андрей Сергеев — обратил внимание на то, что инвесторам в Абхазии нужны четкие гарантии входа и выхода из бизнеса, государственная поддержка. На ваш взгляд, насколько Абхазия готова предоставить такие гарантии и есть ли здесь спорные моменты?

— Всегда, когда есть взаимодействие между двумя сторонами, государствами, оно переплетено широким спектром различных связующих нитей. Это взаимодействие в области бизнеса, дружеских отношений, экспертного сотрудничества. При всем моем уважении к вышеупомянутому коллеге, который возглавляет Российско-абхазский деловой совет, созданный в 2012 году, и если я правильно информирован, могу ошибаться, за шесть лет в рамках работы этого совета не реализован ни один инвестиционный проект в Абхазии. Не создано ни одного предприятия и ни одного рабочего места. Я так знаю. 

Поэтому, не всегда, к сожалению, мы обращаем внимание на мнение людей, которые делают реальное дело. Посмотрите пленарное заседание нашего форума, где прошла церемония награждения лучших предпринимателей по разным направлениям. Среди этих предпринимателей большая часть была представлена предприятиями с участием российских инвестиций. В том числе и теми, кто работает по программе льготного кредитования. Вот это люди, которые делают реальные дела и создают реальные рабочие места. Несмотря на отсутствие в Абхазии такой инвестиционной привлекательности, которая есть в ряде развитых стран, они работают и делают свое дело.

Мы ценим и учитываем мнение этого эксперта, но не все так плохо, как иногда мы пытаемся преподнести. Кстати, я в своем выступлении на пленарном заседании сказал, что, для того чтобы изменить ситуацию качественно, нам нужно полностью все переделать в части инвестиционной привлекательности. Здесь, конечно, проблем много, и мы о них знаем, но посыпать голову пеплом тоже не стоит. Я вам привел реальный пример. Дело в том, что все эти вопросы не звучат от людей, у которых есть настоящий "бэкграунд". В основном это мысли от разного рода экспертов, общественных палат, советов, организаций, и это нормальный процесс, но все-таки, надо опираться на мнение тех людей, которые создают реальную добавленную стоимость и рабочие места.

— На пленарном заседании шла активная дискуссия о состоянии энергетики республики и инвестировании в нее. Какие возможные риски и преимущества здесь есть,  в чем сошлись и разошлись мнения?

— Абхазия уже 25 лет является независимым, суверенным государством. Худо-бедно, но уже четверть века у нас работает своя энергетическая система. С проблемами, перебоями, но работает. Это же не кто-то другой пришел нам и сделал, это мы сами, наш народ и государство. 

С тем, что в эту отрасль нужно привлекать инвестиции, никто не спорит. Мы все с этим согласны. Опять-таки, не хочу никого обидеть, но эти разговоры звучат от людей, за которыми нет никаких реальных дел и нет никакой конкретики, хотя они находятся в зените абхазо-российских отношений уже много лет, но нет конкретного инвестиционного проекта, материал и предмета обсуждения.

— Если такой проект появится, то  Абхазия будет готова его рассмотреть?

— Конечно, и мы все об этом говорим. Если будет инвестиционный проект, конкретное предложение, понимание от кого оно исходит, какие условия для абхазской стороны, для самого инвестора — мы будет рассматривать.Пока я слышу только разговоры и больше ничего. В том числе и об ограничивающем законе. Этот закон приняли люди, и они так же его могут отменить. Это не проблема, но дайте нам инвестиционный проект, в котором черным по белому написано, о чем идет речь.

Если мы говорим об инвестициях, вы знаете, что это означает вложения, рассчитанные на возвратность с учетом прибыли. Соответственно, учитывая то, что у нас в Абхазии тариф на электроэнергию самый низкий в мире, эти вложения будут окупаться или нет? Если нет, то это уже не инвестиции, а меценатство. Вот о чем мы говорим, и поэтому нужен конкретный документ, на основании которого мы будем с вами, как экономисты, финансисты, эксперты считать и определять интересы сторон.

Для того чтобы проблем вообще не было, нужно вложить в энергосистему существенную сумму денег. Но если мы будем на чашу весов ставить вложение этих сумм и утрату энергосистемы, чтобы потом появились некие игроки, монополисты, которые будут вынужденно ставить вопрос о поднятии тарифов, то население платить не сможет, а разницу должно будет субсидировать государство. У него таких денег нет, и где оно будет их брать? Опять просить у Российской Федерации. Такой замкнутый круг. Опять же, я не говорю, что проблем нет, но мы с ними справляемся, и будем справляться. Если государственная политика в отношении энергосистемы будет последовательной и четкой, думаю, что мы сможем заморозить такую ситуацию на ближайшие десять лет.

При определенных вложениях — порядка от 50 до 80 миллионов рублей в год, это не огромные деньги для нашего бюджета, мы сможем поддерживать эту отрасль. Это ведь лучше, чем наломать дров так, чтобы следующее поколение нас упрекнуло. Это вопрос национальной безопасности, и с этим нельзя торопиться.

— На форуме затронули вопрос строительной отрасли, об интересе инвесторов вкладывать в строительство жилой недвижимости на территории Абхазии для дальнейшей продажи иностранным гражданам с правом собственности. Вы тогда высказались против таких инвестиций и  привели аргументы, опираясь на историю и финансовое положение граждан Абхазии. У этой темы есть перспективы?

— Опять же, от кого звучат эти мысли? От реальных инвесторов? Давайте поговорим, о каком инвестиционном проекте идет речь, о том, какого инвестора это остановило. Все это абстракция.

Что касается рынка жилья, я сказал, что не против, но есть объективная необходимость двигаться последовательно, а не рубить с плеча. На форуме я объяснил, откуда взялось это ограничение. В 1995 году Владислав Ардзинба ввел это ограничение, и я сомневаюсь, что в нашей стране или за ее пределами найдется человек, который скажет, что Владислав Григорьевич не был патриотом Абхазии. Значит, были какие-то основания.

На мой взгляд, эти основания связаны с той статистикой, которую я там привел. В 1886 году коренное население Абхазии составляло больше 80%, через сто лет – уже 17,8%. Больше половины здесь были грузины, менгрелы, сваны, и нам сказали, что это не наша земля, уходите. "Большая земля" им помогала, и вот откуда началась война. Основатели нашего государства приняли это решение, исходя из опыта прошлого, и тем самым пытались защитить страну. Потом, в 2006 году, когда принимали гражданский кодекс, в 546 статье эта норма сохранилась. Сильно ситуация в Абхазии изменилась? Надо изучать, надо думать.

Я также привел пример покупательной способности граждан в Абхазии, России и Турции – со странами, с которыми мы граничим по морю и суше. У нас самые низкие покупательная способность и уровень жизни. Если мы необдуманно подойдем к этому вопросу, можем столкнуться с проблемами, опасаясь которых наши старшие устанавливали все эти барьеры. Поэтому, я считаю, что надо придерживаться постановления, который принял Парламент Абхазии 21 марта 2016 года, где написаны некоторые этапы и последовательность этой работы.

У нас любая недвижимость к приобретению иностранными гражданами разрешена в коммерческих целях. Есть ограничения на частные домовладения, частное жилье. Для бизнеса, пожалуйста. Каждый россиян может купить гостиницу, построить ее и жить в ней. На правах юридического лица он будет стопроцентным собственником объекта. Или же завод, предприятие. На недвижимость такого рода никаких ограничений нет.

Сергеев об экономике Абхазии: никто не сказал, что после войны сразу все заколосится>>

Чтобы развивался рынок жилья, должны быть некоторые предпосылки – платежеспособный спрос на это жилье. Соответственно, такой вид спроса возникает, когда развито ипотечное кредитование. Все страны в мире через ипотечное кредитование стимулируют спрос на жилье и развивают этот сектор. У абхазских банков есть возможность осуществлять ипотечное кредитование? Нет.

— Пока и речи нет о том, чтобы банки республики могли выдавать ипотечные кредиты на приобретение жилья для граждан Абхазии? 

— В этом году у нас впервые Кабинет Министров принял две программы, где заложено немалые для Абхазии суммы. Для первого этапа это оченьбольшие деньги. Это касается наших граждан, которые нуждаются в жилье.
Существует еще одна опасность в вопросе продажи недвижимости иностранным гражданам. В отсутствие возможности со стороны государства в ипотечном кредитовании произойдет моментальный рост цен на жилье. Даже если мы разрешим продавать в отдельно взятом районе, пойдет цепная реакция, и везде вырастут цены. Это законы рынка. То есть граждане Абхазии, которые при сравнительно низких ценах на жилье не могут его приобрести, завтра у них вообще такой возможности не будет. Мы же не враги своему народу. Я еще раз говорю, двигаться в этом направлении надо, и я не против, но я за то, чтобы был положительный результат в первую очередь для Абхазии.

— В своем докладе на форуме вы сказали о необходимости сконцентрироваться на решении ключевых вопросов, ограничивающих развитие Абхазии, в частности, отметили низкую  пропускную способность государственной границы между Абхазией и Россией. В чем решение проблемы и от кого оно зависит как с российской стороны, так и с абхазской?

— Это действительно нас ограничивает. Ограничивает приток туристов в Абхазию. Я привел этому пример в ходе своего выступления. Организаторами Абхазо-российского форума выступают Министерство экономики Абхазии и Министерство экономического развития России. Исполнитель – Росконгресс. Это организация, которая проводит самые крупные в России экономические форумы.

Вы можете себе представить ситуацию, что они отправляют машину с инвентарем в Абхазию для проведения делового форума, и груз застревает на границе на двое суток из-за того, что в документах были какие-то незначительные нарушения. Вот иллюстрация всего того, что там происходит.

Эта проблема в полной мере решается только в Российской Федерации. С нашей стороны таких проблем нет. Когда некоторые люди говорят об инвестициях, энергетике или недвижимости, почему-то они об этих вещах не говорят. С этой ситуацией сталкивается каждый россиянин, который приезжает в Абхазию отдыхать.

Как решать эти проблемы? Думаю, за ответами лучше обратиться к Погрануправлению ФСБ России. Все очереди и заторы ведь именно на пунктах паспортного контроля. Если говорить об экспорте, то сейчас идет работа по специализированному таможенному органу здесь в Абхазии и, может быть, эти вопросы частично будут сняты.

Ардзинба: IX Абхазо-российский деловой форум стал самым откровенным>>

Я не виню тех, кто работает на границе, потому что рассчитан МАП "Адлер" на определенное количество людей, а по факту получается в два раза больше. В августе 2016 года был побит абсолютный рекорд, когда в один из дней границу пересекли 56 тысяч человек. Если не ошибаюсь, изначально эта граница проектировалась под 28 тысяч человек ежесуточно. То есть, нужно менять инфраструктуру или упростить режим досмотра.

Теги:
интервью, Министерство экономики Абхазии, Адгур Ардзинба, Абхазия


Главные темы

Орбита Sputnik

  • Житель города Риги на одном из избирательных участков во время голосования на парламентских выборах в Латвии.

    Меньше чем за неделю латвийцам удалось собрать 10 тысяч подписей под петицией за отмену компенсаций непереизбранным депутатам Сейма.

  • Логотип американской компании Amazon, архивное фото

    Литовские депутаты вместе с коллегами из других стран Балтии обратились к Amazon с просьбой убрать из продажи футболки с советской символикой.

  • Стадо колхоза Пограничник на пастбище. МССР, 1972 год.

    Иностранцам запретят покупать землю в Молдове. Такие положения содержатся в новом Земельном кодексе, принятом правительством.

  • Школьники, архивное фото

    В Таджикистане школьный учитель приговорен к 19 годам за вербовку учеников в ряды террористической группировки "Исламское государство".

  • На трассе слалома

    В Узбекистане будет создан первый зарубежный филиал Российского государственного университета физической культуры, спорта, молодежи и туризма.

  • Юри Ратас

    Премьер-министр Эстонии Юри Ратас, комментируя идею о создании единой армии Евросоюза, попытался угодить и Вашингтону, и Брюсселю.