12:40 18 Августа 2019
Прямой эфир
  • USD66.00
  • EUR73.22
Вид на село Пшап

Война с "мраморным" и школа у кладбища: по Гулрыпшскому району, часть первая

© Sputnik / Томас Тхайцук
В Абхазии
Получить короткую ссылку
159960

О том, как жители Гулрыпшского района воевали с клопом, кто войну выиграл и что мешает пшапским школьникам хорошо учиться, читайте в материале корреспондента Sputnik.

Асмат Цвижба, Sputnik

С пилой на клопа

В прошлом году мраморный клоп превратил размеренную жизнь гулрыпшских фермеров в настоящий хаос. Мандариновых плантаций здесь много, и они большие. Жителя села Пшап Арарата Акопяна мы застали во дворе дома с пилой в руках. Он готовился к встрече непрошеных гостей. Не нас, а нашествия мраморного клопа, красноречиво именуемого в народе "вонючкой". Пилой он срезал подозрительные ветки.

"Сейчас, конечно, еще рано обрабатывать деревья, но я решил начать заранее. Потому что как только пойдет потепление, клоп сразу же появится", - объяснил он.

Арарат Акопян
© Sputnik / Томас Тхайцук
Арарат Акопян

Залп "крупного калибра" из Абхазии: как работает мандариновый "прииск">>

Мандариновый сад Акопянов смело можно назвать долгожителем. Его заложил дед Арарата более 90 лет назад.

"Представляете, есть даже деревья, которые пережили морозы 1930-х годов и дали новые плоды", - похвастался хозяин.

Перед морозами выстояли, но клопа пережили не все. Беда пришла внезапно в 2016 году. Плоды вдруг начали осыпаться с деревьев незрелыми. Арарат долго не мог понять в чем дело, пока однажды ночью не заглянул под крышу сарая и не нашел тайное "укрытие" клопов.

"Но мы даже не были проинформированы, не знали, что нужно делать. В первый год мы использовали старый дедовский способ, обработали деревья медным купоросом с известью. Как вы понимаете, особо не помогло", - рассказал он.

На следующий год фермер купил ядохимикаты и начал обработку заранее. Война с клопом, как и любая другая, дорогое удовольствие. Пол-литра средства, по словам Арарата, стоит 2000 рублей. Только за раз опрыскивание 45 гектаров обходится в 15 тысяч рублей, а через 15 дней "атаку" надо повторить.

"Это еще, если дождь не пойдет. А если пойдет, то смоет весь препарат, и тогда все напрасно. Придется обрабатывать заново", - объяснил фермер.

По словам Акопяна, в 2018 году деревья пришлось обработать шесть раз. Ушло 80 тысяч рублей. Все средства были куплены за свой счет. Урожай принес 15 тонн мандаринов, но цена была крайне низкой. Цена 22 рубля за килограмм считалась удачей, рады были 15 рублям за кило.

"В прошлом году килограмм мы продавали по 35 и даже по 40 рублей. Но цена снизилась не из-за клопа. Так как мы заранее обработали деревья, урожая было много, но он поспел рано, и пришлось отдать за цену пониже. В этом году я посчитал, что мы выходим где-то в плюс, но все вырученные деньги мы опять же потратим на лечение. Признаться честно, жить на это и кормить семью уже невозможно", – рассказал он.

Хозяин отказался показать свой огород. Нет, ничего незаконного там не растет. Точнее, вообще ничего не растет. Клоп постарался и там.

Испорченный клопом мандарин
© Sputnik / Томас Тхайцук
Испорченный клопом мандарин

"Даже фасоль не выросла, а как же армяне без традиционной турши?" - возмущается Арарат.

По словам начальника Сельхозуправления Гулрыпшского района Рафика Григоряна, если в 2017 году урожай цитрусовых в районе пострадал на 30%, то в 2018 году совместными усилиями министерств сельского хозяйства Абхазии и России показатели удалось сбить до 5%.

"Кроме того, люди сами собирали клопов вениками, пылесосами и уничтожали их. В районе было собрано около 800 килограммов, в республике более пяти тонн", - объяснил он.

Всего на Гулрыпшский район было выделено 20 опрыскивателей и две тонны ядохимикатов, которые были распределены по администрациям сел.

"Естественно, этого недостаточно. Но у каждого хозяйства должны быть свои опрыскиватели. Мы проводим собрания в селах, объясняем людям, что нужно справляться с ситуацией своими силами и начинать обрабатывать деревья, а также помещения уже сейчас", - добавил Григорян.

Сыновья Арарата после двух лет "войны" с клопом капитулировали.

"Один преподает в школе, другой работает в магазине. Я всегда их воспитывал в строгости, они помогали мне, работали по хозяйству. Но не хотят больше этим делом заниматься, потому что видят, что работа сложная и никакой перспективы нет. Они согласны на минимум, лишь бы быть спокойными. А я не могу все это оставить. Это труд моего деда и отца. Если я все это оставлю, у меня такое ощущение, что я их предам", - признался он.

Тернистый путь к знаниям

В 100 метрах от дома Акопянов стоит Цанбекуарская средняя школа. Попали как раз в перемену. Дети любопытно поглядывали на нежданных гостей, да еще и с камерой.

Как и во всех школах Абхазии, в этом году здесь ввели обязательную форму для учеников. Девочки бегают по двору в синих сарафанах и белых рубашках, мальчики в костюмах. Но в учительской жалуются, чистыми до школы добираются не все дети. Конечно, проказничают, и никакой дресс-код их не остановит, но основная проблема в дороге, которая связывает верхнюю и нижнюю часть села.

Ученицы Цанбекуарской средней школы
© Sputnik / Томас Тхайцук
Ученицы Цанбекуарской средней школы

"Когда-то давно эту дорогу прорубили вручную, чтобы с нижней зоны подняться сюда, в этом случае детям не приходится делать огромный круг. Но, когда идут дожди, эта дорога превращается в какое-то месиво. Представляете, в каком состоянии они (школьники – ред.) доходят до школы? Там ведь бывают еще и оползни, то есть это опасно", - объясняют ситуацию в школе.

"До города далеко?": путешествие в Ткуарчал>>

Когда зимой идут затяжные дожди и путь окончательно размывает, многие классы становятся полупустыми. У родителей не всегда есть возможность отвозить детей на машинах, а школьного автобуса в селе нет.

Семиклассницы Ангелина Багарян и Аделина Нафтян каждый день встают в семь утра и пешком идут четыре километра в школу. Девочки приглашают с собой. Дорогой это сложно назвать – затяжной и крутой подъем, узкий, с огромными ямами. С одной стороны скалы, с другой – обрыв.

"Правда, когда идет дождь, нам приходится часто оставаться дома, потому что приходить в школу совсем грязными не хочется. Это и опасно, ведь подъем скользкий и высокий. Но они нас понимают и не ругают, бывает даже, что пропускаем контрольные", - рассказала Ангелина.

Ученицы Цанбекуарской средней школы идут на занятия
© Sputnik / Томас Тхайцук
Ученицы Цанбекуарской средней школы идут на занятия

Местные жители пытаются решить проблему самостоятельно. Уже несколько раз они собирали деньги и пытались хотя бы залатать ямы, но первое же ненастье смывает все усилия.

По словам главы администрации Гулрыпшского района Аслана Барателия, ремонт дороги в селе Пшап будет предложено внести в план программы по развитию Гулрыпшского района на 2020 год. Протяженность участка чуть больше 1 300 метров, асфальт и мосты обойдутся в 7,5 миллиона рублей.

Смутило, что школьные окна выходят на сельское кладбище, но ребята привыкли к этому виду.

"Мы хотели бы заниматься танцами или спортом. Но дорога занимает много времени, а транспорт не всегда и не у всех есть. Все же надеемся, что скоро мы сможет ездить в центр и заниматься в разных кружках", - поделились мечтами старшеклассники.

Цанбекуарская средняя школа
© Sputnik / Томас Тхайцук
Цанбекуарская средняя школа

В центре поселка проблем с дорогами нет, и даже стоит новый спортивный комплекс. Но почему цанбекуарских школьников туда не пускают, читайте в следующей части рассказа о поездке в Гулрыпшский район.

По теме

Карту архитектурных памятников Галского района представили в Абхазии
Шакрыл о гражданстве для жителей Галского района: нет одного решения на всех
Полигон в Гулрыпше и котлован в Сухуме: как решился вопрос столичной свалки


Главные темы

Орбита Sputnik