06:48 12 Августа 2020
Прямой эфир
  • USD73.15
  • EUR85.92
Спорт
Получить короткую ссылку
62051

Летние XXII Олимпийские игры проходили в Москве с 19 июля по 3 августа 1980 года. Абхазские спортсмены не только выступали за сборную СССР, но и участвовали в организации Игр, и даже судили.

Ректор Абхазского государственного университета, профессор Алеко Гварамия входил в судейский состав на этих соревнованиях.

О том, как он получил путевку на Олимпиаду, какие воспоминания остались об Играх и как он на соревнованиях в Москве познакомился с будущим президентом Абхазии Владиславом Ардзинба, читайте в материале Sputnik.

Сария Кварацхелия, Sputnik

"Многие тренеры говорили о том, что Алеко - единственный, кто доказывает, что бокс и математика совместимы. Я на это отвечал так: "Еще в VI веке до нашей эры первым чемпионом Олимпийских игр по кулачному бою был Пифагор, поэтому я не первый", – начинает свой рассказ ректор Абхазского государственного университета, профессор Алеко Гварамия.

Алеко Алексеевича все знают как доктора физико-математических наук, но о его увлечении боксом известно немногим. Однако он уже в 15 лет вступил на ринг, провел 64 боя, из которых всего три проиграл.

© Foto / предоставлено Алеко Гварамия
В юношестве Алеко Гварамия довольно успешно занимался боксом

Еще задолго до Олимпиады-80 Алеко Гварамия стал судьей Всесоюзной категории. Он выступал в качестве рефери на соревнованиях в Москве, Туапсе, Батуми, Ташкенте, Сухуме и многих других городах Союза и за его пределами.

Перед крупным спортивным событием в Москве начальник отдела бокса Спорткомитета СССР Александр Капусткин заявил Алеко Гварамия, что он включает его в судейский состав и делает ему аккредитацию на XXII Олимпийские игры.

Как сейчас признается Гварамия, поначалу он даже испугался – он никогда еще не судил такие масштабные соревнования. Но радовало другое – благодаря аккредитации, он мог посетить любые соревнования в рамках Олимпиады.

"Вот так я был включен в судейскую бригаду. Был судьей при участниках, выводил боксеров на ринг и был оператором гонга. Для меня это был настоящий праздник", – отмечает Гварамия.

Олимпиада не пандемия

По воспоминаниям многих свидетелей, перед XXII Олимпийскими играми многое в Советском Союзе изменилось. Появилось много ранее неизвестных товаров, продуктов, напитков. Алеко Гварамия же отмечает, что "Олимпиада не пандемия", и масштабных изменений в жизни Советского Союза он не наблюдал.

© Foto / предоставлено Алеко Гварамия
Алеко Гварамия в судейском составе на XXII Олимпийских играх.

Лишь только небольшие изменения технического характера произошли в самом боксе. Техника гонга стала совершенно другой. Уже не надо было бить молоточком, перешли на цифровой прибор. 

На гонге, по словам ректора АГУ, он провел две трети всех боев по программе Олимпийских игр.

"На гонге я, наверно, провел две трети всех боев по программе Олимпиады 80, и это же в трех метрах от ринга. Я видел не просто вживую, я видел все детали боксерских поединков, которые прошли по этой программе", – вспоминает Алеко Гварамия.

Радости и сожаления Олимпиады-80

Между судейством Алеко Гварамия успевал воспользоваться и полученной от Капусткина аккредитацией. Он по возможности не пропускал и другие соревнования. Так он попал на выступление единственного олимпийского чемпиона в тройном прыжке Виктора Санеева.

Но, пожалуй, одним из самых приятных событий на Олимпиаде-80 для ректора Абхазгосуниверситета стало знакомство с будущим президентом Абхазии Владиславом Ардзинба. Встреча произошла во время судейства, когда Алеко Алексеевич находился на гонге.

"Мы сидим с этим офицером в комплексе "Олимпийский", где проходили бои боксеров. Вдруг офицера кто-то позвал. Когда он вернулся, говорит мне: "Там тебя один абхазец спрашивает". Я подошел, а там стоит парень, очень симпатичный, и говорит:"Меня зовут Владислав Ардзинба. Здесь Анри Михайлович Джергения прислал вам записку". Я предложил ему сесть рядом со мной. Он спросил: "А можно?" Так Владислав Ардзинба сидел там с судьями международной категории и больше всех кричал, когда советские боксеры выступали", – с улыбкой вспоминает Гварамия.

© Foto / предоставлено Алеко Гварамия
Судейская эмблема

Вместе с тем остался и осадок от Олимпиады-80. Из-за большой политики не все команды приехали. По мнению Алеко Гварамия, они тем самым нарушили законы, по которым некогда бароном Пьером де Кубертеном были задуманы соревнования.

"Что значит не участвовать в Олимпиаде? – задается вопросом Гварамия. – Очень много делала делегация США, чтобы эти Игры вообще не состоялись. Но они состоялись блестяще! Было установлено 74 олимпийских рекорда".

Еще одно сожаление связано с тем, что только один из семи советских боксеров, вышедших в финал, смог завоевать золото.

"Шестеро из них потерпели поражение, только один боксер, наш сосед из Краснодара, Шамиль Сабиров стал олимпийским чемпионом в наилегчайшем весе", – отметил он.

Но, несмотря на эти огорчения, для Алеко Гварамия Олимпиада-80 стала большим праздником, который прошел на одном дыхании.

© Foto / предоставлено Алеко Гварамия
Судейский состав по боксу на XXII Олимпийских играх.

"Конечно, Олимпиада – это такой праздник, интереснейшее соревнование, и не только бокс. Я имел счастье видеть великих боксеров на ринге, того же Мухаммеда Али, который после Олимпиады-80 проводил показательные бои с советскими боксерами в Москве. Видел, конечно, кубинцев – великолепных боксеров. Я помню польского тренера, которого называли "папаша Штамм" (Феликс Штамм – прим.)", – добавил ректор АГУ, профессор Алеко Гварамия.

Читайте также:



Главные темы

Орбита Sputnik