Имидж ничто: каково быть ментом в Абхазии

© Sputnik / Томас ТхайцукСотрудник ДПС за работой
Сотрудник ДПС за работой - Sputnik Абхазия, 1920, 24.11.2021
Подписаться на
Наше общество сотрясает от скандалов, связанных с действиями сотрудников милиции. То, как общественность воспринимает происходящее, напомнило мне одну историю из жизни.

Точно не мент!

Милиция - Sputnik Абхазия, 1920, 16.10.2021
В Абхазии
Рецепт ирландского для абхазской милиции
Этот случай произошел со мной в бытность работы в МВД. Я возвращался из командировки. Чтобы никого не беспокоить, мой автомобиль был припаркован на приграничном посту ГАИ. Поэтому по прилету я стал искать такси до границы. И уже нашел вроде, как ко мне с надеждой обратился мужчина на абхазском языке. Он очень просил выбрать его, обещал даже перевезти через границу за ту же цену, но с условием оплаты авансом. Естественно, меня это устраивало, и я согласился.
По дороге выяснилось, что таксист приехал за клиентом, но тот не прилетел. Чтобы не ехать вхолостую назад, решил найти попутчика за умеренную плату. Все бы хорошо, но меня нервировало, как он ездил. Он практически не соблюдал правила, выезжал через сплошные на встречную, ехал на запредельной скорости. Я сделал ему замечание, припугнув драконовскими штрафами за подобное поведение на дороге. На что он ухмыльнулся, мол у него не возникает таких проблем, якобы, у него есть большие связи.
Рейд милиции по соблюдению антиковидных мер на транспорте - Sputnik Абхазия, 1920, 23.10.2021
В Абхазии
Трансплантация органов: абхазской милиции надо кое-что новенькое
– А ты что так беспокоишься за меня? - неожиданно фамильярно поинтересовался водитель, - и вообще, у тебя знакомое лицо. Ты кем работаешь?
У меня не было никакого желания отчитываться перед лихачом, но решил запустить интригу:
– А как думаешь, где я работаю?
Еще раз вглядевшись в мое лицо, попутчик предположил:
– Уж очень знакомое лицо. Может, по телевизору видел? Но точно не мент. Может, ты депутат?
Меня покоробило, как он назвал представителей моей профессии, я решил уточнить:
– А почему не милиционер?
Его ответ меня обескуражил:
–Уж слишком благородное лицо, точно не мент!
Суета, связанная с прохождением таможенных и пограничных формальностей, отвлекла нас от дальнейших выяснений, но что произошло потом, достойно сценария для короткометражного фильма. Я попросил его подвезти меня прямо к машине. И надо же такому случиться, что именно в этот момент на посту находилось с десяток инспекторов. Как только я вышел из машины, первый, кто меня заметил, подал команду: "Смирно!" Милиционеры очень четко выстроились в ряд и одновременно отдали мне честь как полагается по уставу. Представьте теперь реакцию моего таксиста. Он быстренько выставил мой чемодан из багажника и рванул в сторону Гагры, даже не попрощавшись.

О милиционере замолвите слово

Есть в этой маленькой комической истории момент, на который стоит обратить внимание. Мне ничуть не польстило, наоборот, очень задело, что он подчеркнул, что "лицо слишком благородное, точно не мент".
Я считаю, что это не его заблуждение, это большой просчет всего нашего общества и самой милицейской структуры. Мы совсем пустили на самотек такую важную составляющую, как идеологическую работу.
Образ достойного милиционера как человека, который охраняет наши права, нашу собственность, нашу безопасность, порой рискуя жизнью и здоровьем, надо создавать кропотливым трудом. К этому надо отнестись со всей серьезностью, приложить максимум усилий, чтобы переломить неверное представление о правоохранителях. И не надо тут изобретать велосипед, надо взять на вооружение самые передовые технологии, даже пригласить на первых порах многоопытных PR-менеджеров, если хотите.
Аслан Бжания  - Sputnik Абхазия, 1920, 10.11.2021
В Абхазии
Бжания поздравил сотрудников МВД со 100-летним юбилеем ведомства
Существующая при МВД пресс-служба ограничивается только трансляцией информации об оперативной обстановке на текущий момент, о раскрытых преступлениях, о разыскиваемых лицах и некоторых других моментах жизнедеятельности структуры МВД. Мое мнение, что эту службу надо усилить профессионалами, которые кардинально будут работать над формированием общественного мнения о милиции. Для этого не надо ретушировать проблемы, лакировать сводки. Наоборот, надо объективно очерчивать в правильном ракурсе существующие реалии и недочеты, показывать, что мы видим недостатки, что работаем над их исправлением. Мы готовы к тому, чтобы общество прониклось этими проблемами, оказало посильную поддержку. Пресс-службе надо показывать, что в милиции работают такие же граждане, с такими же житейскими проблемами. Публиковать живые интервью. Ведь рассказывать можно о жизненном пути не только политиков, кандидатов в президенты и депутаты, но и настоящих милиционеров.
Кадровой службе милиции необходимо приложить максимальные усилия, чтобы воспитывать в сотрудниках правильный идеологический стержень.
На законодательном уровне внести соответствующие изменения и прописать в основной профессиональный закон "О милиции" такой постулат, что сотрудники призваны, в первую очередь, не карать за совершенные правонарушения, а помогать гражданам не нарушать закон, создавать настолько комфортные и безопасные условия для сосуществования в обществе, что соблюдение законности станет просто привычкой.

Кому выгодно?

На первый взгляд, может возникнуть иллюзия, что я пишу о чем-то несбыточном и фантастическом. Что в нашем обществе все настолько безнадежно, что момент упущен, что уровень доверия к правоохранительным органам ниже критического уровня. Но это не так. Мы же даже не пробуем. У нас стало нехорошей традицией клеймить, а не подвергать здоровой критике любые действия милиции. Политики используют провалы работы правоохранительных органов для пополнения своего имиджевого капитала. Соцсети взрываются гневными постами и комментариями. Зачастую обструкции подвергается вся система в целом, без указания конкретных должностных лиц. Такой метод шельмования всех подряд чреват необратимыми последствиями. Надо всерьез задуматься над тем, что мы однажды придем к тому, что на службу не захотят идти достойные, грамотные, целеустремленные и честные ребята.
Рискну предположить, что если гипотетически сразу пять-шесть министерств перестанут вдруг работать в течении месяца, простой гражданин и общество в целом могут этого и не заметить. Но если перестанет работать милиция, каждый из нас это ощутит чуть ли не на следующий день. Это будет настоящий хаос. И первыми, кто будет бить тревогу, как ни удивительно это звучит, представители верхов криминального мира.
Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
В ЭФИРЕ
Заголовок открываемого материала