Воры, обманувшие Китай, сбежали в Россию

© AP Photo / Steve HelberПоклонники, используемые для охлаждения биткойн-майнеров, подключаются к майнерам во время строительства биткойн-центра обработки данных в Вирджиния-Бич
Поклонники, используемые для охлаждения биткойн-майнеров, подключаются к майнерам во время строительства биткойн-центра обработки данных в Вирджиния-Бич - Sputnik Абхазия, 1920, 20.12.2021
Подписаться на
НовостиTelegram
О проблеме незаконной добычи криптовалют в России рассуждает колумнист РИА Новости Сергей Савчук.
В России незаметно возникла проблема общегосударственного масштаба. По сведениям газеты "Коммерсантъ", на днях представители отечественной энергетики, среди которых особенно выделялись компании, занимающиеся сбытом электроэнергии, обратились к правительству и президенту с просьбой немедленно начать регулирование ситуации на рынке из-за критического роста потребления, связанного с майнингом криптовалют.
Как сообщают представители отрасли, после того как Китай в сентябре-октябре беспощадно в самом прямом смысле выключал рубильник в целых районах городов-миллионников, добытчики виртуальной валюты массово потянулись в близлежащие страны. Наибольшее их количество осело в соседнем Казахстане, что тут же обвалило национальную энергосистему. Ситуация усугубилась настолько, что Нур-Султан направил Москве официальный запрос на поставки любого доступного объема электроэнергии.
Официально об этом не говорится, но, по курсирующей в кулуарах информации, Казахстан просел сразу на 800 мегаватт. Хотя еще по состоянию на 2018 год (последние официально опубликованные данные) наш южный сосед полностью обеспечивал собственные потребности, производя 107 и потребляя 103 тераватт-часа электричества в год, демонстрируя рост генерации почти в четыре процента в годовом выражении.
Поездка на Ингур ГЭС  - Sputnik Абхазия, 1920, 18.12.2021
В Абхазии
Абхазия начала получать переток электроэнергии из России
Списать происходящее можно было бы на инфраструктурную усталость. Известно, что треть всех объектов генерации в Казахстане имеет возраст свыше 30 лет, а доля износа производственного оборудования и распределительных сетей составляет 70 и 65 процентов соответственно. По самым скромным подсчетам, это приводит к потере около пятнадцати процентов от всего объема производства.
Все это так и, несомненно, является головной болью казахского правительства, но здесь есть одно но. Энергосистема Казахстана справлялась с возложенными на нее задачами, более того, страна даже экспортировала электричество за рубеж в объеме пяти гигаватт. Сегодня же энергии резко перестало хватать.

В России до упомянутого выше обращения энергетиков тема майнинга (и особенно массового нелегального майнинга) практически не поднималась. В нашей стране, как в соседнем Казахстане, добыча криптовалюты законодательно никак не регулируется. Полный правовой вакуум стимулирует предприимчивых граждан покупать нужное оборудование и начинать майнить. В подавляющем большинстве случаев это происходит нелегально — в том смысле, что фермы, расположенные в жилом секторе, фактически воруют электроэнергию, потребляя ее в промышленных масштабах, но оплачивая по льготному тарифу.

Для понимания: маленькая ферма со стоимостью оборудования в миллион рублей (всего десять видеокарт) потребляет в месяц почти полторы тысячи киловатт-часов. То есть техника, которая легко умещается на одном стеллаже, пожирает столько же энергии, сколько шесть-восемь квартир, где живут семьи с детьми, компьютерами и прочей бытовой техникой. При этом, естественно, майнеры платят не по пять-семь рублей за киловатт, как промышленные предприятия, а по рублю-полтора — фактически воруют электричество, обманывая государство.
На этой файловой фотографии, сделанной 24 сентября 2020 года, изображена физическая имитация биткойна в магазине криптовалюты «Bitcoin Change» недалеко от Гранд-базара в Стамбуле - Sputnik Абхазия, 1920, 22.11.2021
Запрет криптовалют в Китае вытеснит майнинг в другие страны
Здесь нужно понимать, что невысокие тарифы для населения государство поддерживает при помощи прямых денежных вливаний. Если совсем просто: крупный и средний бизнес в виде налогов переводят деньги, за счет которых компенсируется разница стоимости производства и сбыта электричества населению. В 2018-2019 годах промышленники ежегодно вносили в казну более 230 миллиардов рублей, а в текущем году ожидается, что они заплатят на десять миллиардов больше. То есть государство расходует почти четверть триллиона (!) рублей на то, чтобы мы с вами могли себе позволить жить привычной жизнью.

Нелегальные майнеры, фермы которых запросто могут достигать сотен и даже тысяч аппаратов на ASIC-чипах или видеокарт, самым прямым образом воруют и электроэнергию, и деньги налогоплательщиков.

Отметим, что, в России, конечно, есть и компании, которые занимаются майнингом совершенно легально, ведут свой бизнес прозрачно, платят за потребленное электричество по промышленному тарифу и налоги в казну. Их доля в энергопотреблении прекрасно известна — это порядка одного гигаватта в год с прогнозом более чем двукратного роста уже в 2022 году. Опять же, для наглядности: в следующем году легальные майнеры будут покупать столько же электроэнергии, сколько сможет произвести строящаяся Курская АЭС с ее двумя перспективными реакторами ВВЭР-1300.
Количество же нелегальных криптоферм на территории России неизвестно, да и подсчитать их физически невозможно. По самым скромным оценкам, счет идет на тысячи, располагаются они в самых заурядных квартирах, домах или гаражах, то есть визуально обнаружить их нельзя. Это не завод и даже не пилорама. Все эти фермы паразитируют на государственном бюджете, получая электричество по бытовым тарифам, скручивая счетчики или нелегально подключаясь к линиям электропередачи. Оценить наносимый ими урон сложно, но электросбытовые компании, подсчитав потери и убытки, называют цифру — минимум 400 мегаватт. Столько производит, например, Черепетская гидроэлектростанция в городе Суворове в Тульской области. Получается, что условная ГРЭС размером с тульскую целый год работает вхолостую, потому что вся ее продукция в той или иной форме разворовывается предприимчивыми гражданами. В советские времена подобное называлось хищением социалистической собственности в особо крупном размере и беспощадно каралось внушительными тюремными сроками.
Майнинг криптовалют - Sputnik Абхазия, 1920, 17.12.2021
Спрос на оборудование для майнинга многократно вырос в России в этом году
Наш разговор был бы неполным без упоминания еще двух моментов.
Первый — это полог молчания, которым майнинг окутали всевозможные защитники окружающей среды. Во всем мире гигантские объемы энергии расходуются фактически ни на что — на отопление атмосферы. Биткоин и его критпособратьев нельзя потрогать, нельзя положить в кошелек, и если завтра вдруг случится техногенный катаклизм, который нарушит работу сетей, то криптовалюта просто исчезнет, хотя, если говорить сугубо в физическом смысле, она никогда и не появлялась. Десятки, а может, и сотни миллионов видеокарт и ASIC-чипов пожирают сотни гигаватт электричества, нагреваясь, как форменные утюги, а на работу охлаждающих установок идет еще на порядок больше энергии. Притом что в мире, по оценке ООН, 940 миллионов человек вообще не имеют доступа к электричеству. Вдумаемся в эту цифру: чуть менее миллиарда человек — то есть каждый седьмой житель планеты — не могут включить чайник или достать еду из холодильника.
Второй, но не менее важный момент заключается в том, что криптовалюты по своей сути — это абсолютно спекулятивный инструмент, эдакий раздутый до невообразимых размеров финансовый пузырь. Об этом, например, в своем интервью изданию CNBC говорит ведущий специалист по вопросам международной торговли в Корнелльском университете профессор Эсвар Прасад.
Сувенирная монета с логотипом криптовалюты биткоин. - Sputnik Абхазия, 1920, 04.12.2021
Цена биткоина упала до 42 тысяч долларов
Специалист отмечает, что биткоин и его аналоги чрезвычайно волатильны, то есть их стоимость может в считанные часы колебаться на десятки процентов, причем предугадать такие скачки крайне сложно. Но самое главное — и это отсылает нас к пункту выше — криптовалюты не имеют ничего общего с борьбой за экологию и декарбонизацию. Подсчитано, что на майнинг ежегодно тратится больше энергии, чем потребляет такая страна, как Нидерланды. При этом на обеспечение операционной деятельности одного только bitcoin на всех этапах в атмосферу выбрасывается 37 мегатонн двуокоси углерода — это больше, чем все выбросы Новой Зеландии, вместе взятые.
Новое время и технический прогресс дарят множество возможностей, облегчающих нашу повседневную жизнь. Но в этой бесконечной гонке очень важно называть вещи своими именами, чтобы избежать опасной подмены понятий, когда на одних огульно вешают ярлыки убийц будущего, а про других, ничуть не менее опасных, годами забывают сказать хотя бы слово.
Что касается России, то решение проблемы майнинга, перевода его в строго законное и прозрачное русло очевидно назрела. У нашей страны, конечно, очень большие резервы генерации, но бесконечно рост черного майнинга продолжаться не может. Рано или поздно производители не смогут покрывать свои убытки от воровства и недополученной прибыли, и все это в виде возросших тарифов ляжет на плечи рядовых граждан.
Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.
Лента новостей
0