15:21 18 Ноября 2019
Прямой эфир
  • USD63.75
  • EUR70.53
Сурея Чаха

Турецкая формула "сладкой" абхазской истории Суреи Чаха

© Sputnik / Томас Тхайцук
В Абхазии
Получить короткую ссылку
Репатриация: проблемы и перспективы (130)
1093160

О том, как влюбиться в Абхазию, подружиться с сухумскими сапожниками и заработать "сладкий" капитал, читайте в истории Sputnik о репатриантке из Турции.

Асмат Цвижба, Sputnik. 

Услышать и влюбиться

Конец рабочего дня. Четверг. Но у меня еще встреча. Ждет соотечественница, переехавшая из Турции в Абхазию. Тема не новая, но мне пообещали, что будет интересно.

"Там увидишь маленькое кафе "Сатанеи", тебя будут ждать в 17:00", - объясняет подруга, которая нас и свела. 

Кафе я не просто увидела, а почуяла невероятный аромат в самом начале квартала. Может мне и показалось - обед был давно, а ужин еще только маячил на горизонте. Тем не менее

тогда для меня всю улицу Джонуа буквально окутал манящий, сладкий запах восточных сладостей, то, что доктор прописал к концу дня! 

В кафе меня встретил мужчина средних лет, объяснил, что хозяйка отправилась за переводчиком, и с порога на очень "турецком" абхазском спросил:

- Ибыжәлеи? Ҧсышәала бцәажәома? (Какая у тебя фамилия? По-абхазски разговариваешь?)

- C-Ҵәыџьҧҳауп, сышҧамцәажәо, саҧсыуами! ( Цвижба. Как же не говорю, я же абхазка!)

- Уи бзиоуп. (Это хорошо)

Тест на доверие прошла, а пока ждала саму хозяйку, разведала предысторию. Сурея переехала жить в Абхазию в 2016 году, раньше она жила в турецком Адапазары, где владела рестораном. 

Ее фамилия Чаха говорит об убыхских корнях, но рассказать и пояснить, откуда именно корни, собеседник не смог. Этого не знала и сама Сурея, которая появилась внезапно и сразу включилась в беседу.

Предки оказались в Стамбуле в 1864 году. Родственники ее матери по фамилии Хонджиа до сих пор проживают в селе Калдахуара в Абхазии. С ними она познакомилась совсем недавно, но обо всем по порядку. 

Мечта переехать в Абхазию преследовала Сурею с детства. Когда в доме собирались родственники, то обязательно говорили о традициях и культуре абхазов. А бабушка обязательно спрашивала у вновь прибывших гостей, нет ли у них абхазских корней или знакомых.

"Абхазию мы всегда представляли как то место, где мы сможем полностью погрузиться в собственную культуру и быт. И почувствовать себя дома", - добавила она.

Аляс Нанба: репатрианты не испытывают проблем с трудоустройством>>

В 1992 году близкий друг Суреи погиб в Отечественной войне народа Абхазии, многие знакомые уехали тогда воевать за свободу исторической родины. С тех пор она твердо решила, что точно должна хотя бы увидеть Абхазию своими глазами. 

"Впервые я приехала сюда в 2014 году и сразу влюбилась в Абхазию. Я затрудняюсь сказать, что именно мне понравилось. Мне понравилось здесь все, когда приехала, поняла сразу, что хочу жить здесь", - призналась Сурея.

Через два года вернулась в Абхазию уже навсегда и даже уговорила перебраться младшего брата. 

Формула абхазского

Подала документы на получение абхазского гражданства. Как ранее объяснил мне начальник социально-дотационного отдела Министерства по репатриации Абхазии Аляс Нанба, для получения репатриантом гражданства, у претендента должен быть документ, подтверждающий его этническое происхождение. Зачастую Министерство по репатриации делает самостоятельно запрос по месту прошлого проживания. 

"Есть такие фамилии, которые общие и для абхазов, и для адыгов. Человек мог обратиться к нам, думая, что он абхаз, а потом подтверждается, что это не так. Документы репатриантов также передаются в милицию и Службу государственной безопасности, которые проверяют человека на причастность к криминальным структурам, узнают, не преследуют ли его", - объяснил он. 

А пока Сурея ожидала паспорт, она решила самостоятельно познакомиться с исторической, но неизвестной ей родиной. Гуляла по улицам, пыталась заводить новых знакомых и даже каталась на троллейбусах просто так, без цели, не выбирая направлений. 

Первое время Сурея жила у друзей из Турции, через месяц переехала в съемную квартиру. Оплачивала ее сама, хотя и могла обратиться в Министерство по репатриации. Во многих случаях ведомство на начальных этапах снимает жилье семьям репатриантов или оплачивает половину стоимости, а также включает их в лист ожидания на получение собственной квартиры. Ожидание порой может длиться несколько лет. 

"В период с 2013-2015 годов мы снимали около 100 квартир, сейчас их около 40. Но решения мы пересматриваем почти каждые три месяца. Смотрим, смог ли человек адаптироваться, трудоустроиться. Чтобы не тратить лишние деньги", - пояснил в недавней со мной беседе Аляс Нанба.

У Суреи на этот счет другое мнение. Она даже не планировала обременять собой министерство. Через год приобрела дом в Ачадаре и теперь с гордостью называет себя деревенской жительницей.

"Я ничего ни от кого не ждала, просто мечтала приехать и жить здесь, надеясь только на себя. Ведь в Турции нам никто не помогает с жильем. Я считаю, что если человек стоит на своих ногах, когда он приезжает в Абхазию, он должен сам обеспечивать себя жильем", - уверена она. 

Кадир Танба
© Фото : предоставлено Кадиром Тванба

Сурею не пугало незнание языка. Слова она "хватала" на улицах, в магазинах, "подслушивала" разговоры и пользовалась онлайн-переводчиком. 

"Родственники по материнской линии предупредили меня, что даже если я буду пытаться вести диалог на русском, начинать нужно всегда с абхазского, и тогда отношение будет совсем другим", - вспомнила она.

Первыми выучила три "дежурных" слова на абхазском – шьыжьыбзиа (доброе утро – ред.), мшыбзиа(добрый день – ред.) и хәлыбзиа (добрый вечер - ред.) и быстро нашла им применение. Однажды решила сходить к сапожнику, но на входе поняла, что тот не в настроении. Мастер, заметив ее, нахмурил брови и продолжил играть в нарды.

"Тут я вполголоса сказала "Шьыжьыбзиа". Он сразу изменился в лице и сказал: "О-о-о! Ну, что ж стоишь, проходи!" Тогда я знала только одно слово на русском "вот так" и попыталась объяснить ему, что мне надо на пальцах. Словом, мы поняли друг друга", - улыбается она.

Сурея освоила примерно три десятка слов на абхазском. Вначале ее удивило, что на улицах все разговаривают на русском, но потом она заметила одну особенность.

"Даже разговаривая между собой на русском, взрослые, обращаясь к детям, используют родной язык. Это меня приятно удивило", - призналась она.

С языковым барьером сталкиваются практически все репатрианты в Абхазии. В большинстве случаев они пытаются сами изучить язык. Так было не всегда, в 2013 – 2015 годах при Фонде по репатриации были курсы абхазского.

"Но сейчас нет такой необходимости. На тот момент, когда были организованы курсы, в 2013- 2015 годах количество приезжавших людей было намного больше. А сейчас те, кто приехал раньше, знакомят других с местными законами, нравами и в том числе помогают с языком", - пояснил сотрудник министерства Нанба.

По мнению Суреи, формула изучения языка проста – выйти из зоны комфорта и быть любопытной. 

"Одна из ошибок наших соотечественников в том, что в Абхазии они в основном общаются только со своими старыми знакомыми из Турции и процесс ассимиляции проходит медленнее. Но надо знакомиться и находить контакт с теми, кто живет здесь", - настаивает она.

"Сладкие" деньги

Пока мы беседовали, Сурея то и дело привставала, чтобы поздороваться с посетителями, соседями и даже прохожими. Со мной она была непреклонна в предложении отведать ее сладости, а я несильно и сопротивлялась. Курабье, тулумба татлысы и, конечно же, турецкая пахлава.

Отказаться – грех

  • Восточные сладости
    Восточные сладости
    © Sputnik / Томас Тхайцук
  • Восточные сладости
    Восточные сладости
    © Sputnik / Томас Тхайцук
  • Восточные сладости
    Восточные сладости
    © Sputnik / Томас Тхайцук
1 / 3
© Sputnik / Томас Тхайцук
Восточные сладости

Свой маленький бизнес Сурея открыла в 2017 году. Оборудование привезла из Турции, арендовала помещение у знакомых и наняла несколько помощниц. Помимо сладостей, лепят пельмени и вареники. Когда-то начинали с пары-тройки килограммов в день, сейчас ежедневная партия достигает четырех десятков килограммов. Столичные магазины с удовольствием берут товар на реализацию. В прошлом году сладости Суреи взяли первое место в республиканском конкурсе кондитеров.

Но так не у всех. Есть не только истории успеха. Представитель министерства Аляс Нанба рассказал, что у многих соотечественников есть специальное образование и опыт работы, но из-за низких зарплат они отказываются работать в государственных учреждениях. В итоге квалифицированные юристы, экономисты, инженеры вынуждены идти в рестораны, гостиницы, на стройки и оптовые базы.

"Возможно, на государственной службе зарплаты низкие, но что касается торговли, в Абхазии очень хороший потенциал. И развитие бизнеса  обходится дешевле, чем в Турции. Если здесь я плачу только за свет, воду и аренду, то в Турции мне приходилось оплачивать девять видов налогов. Не могу сказать, что за два года бизнес окупился, потому что были сделаны большие вложения, но мы не жалуемся и даже планируем расширяться", - излучает оптимизм Сурея.

В Министерстве по репатриации нам признались, что помогать соотечественникам в открытии собственного бизнеса они могут только юридически - оформить документы, проконсультировать.

"Несмотря на общераспространенное мнение, особых льгот у наших соотечественников нет. Они так же платят за коммунальные услуги, у многих есть долги. Я знаю много семей репатриантов, которые не могут устроить детей в сад или в школу. Хотя в таких случаях мы просим соответствующие министерства помочь нам, но и они действуют по мере своих возможностей", - объяснил Аляс Нанба.

Министерство по репатриации оплачивает половину стоимости обучения в АГУ. За рождение первого ребенка семьям соотечественников выплачивают 30 тысяч рублей, за второго 40 тысяч. При рождении третьего ребенка семья получает 50 тысяч рублей, а за четвертого – 100 тысяч рублей.

Нанба объяснил, как репатриантам в Абхазии выделяется жилье>>

Юношам предоставляют полуторагодовую отсрочку от службы в армии. Компенсируют расходы на лекарства, если есть экстренная необходимость. В случае если семья потеряла единственного кормильца, дают разовую помощь – 15 тысяч рублей.

Больше полутора часов я провела с кондитером из Турции.

- Сурея, в Турции вы, наверное, представляли себе образ идеальной Абхазии. Прошло два года, ваши ожидания оправдались? – спросила я напоследок.

- Знаете, многие мои друзья, когда ездили на Кавказ, думали, что увидят там всадников в папахах, которые будут воспевать каждым движением то, что рассказывается в легендах, но я и не ждала этого. Я понимала, что приезжаю в страну, где живут люди с разными характерами, но здесь я встречала только хороших и отзывчивых людей. Время идет, и вещи меняются, но каждый из тех, кто приезжает в Абхазию, должен понимать, что даже если и есть какие-то проблемы, мы должны решать их вместе, одним народом.

Беседа подходила к концу, а вот сладостей на столе почему-то становилось все больше. По абхазским нормам гостеприимства Сурея завернула мне с собой довольно объемный гостинец и даже вызвалась отвезти. Как понимаете, никакие отговорки не сработали. Водить она, кстати, тоже научилась в Абхазии.

После прощания мне показалось, что жизнь Суреи очень похожа на какой-то турецкий сериал. Разве не бросила она все на родине ради еще безответной "любви", прошла испытания, чтобы понять "его" и "его родственников". Следуя логике жанра, "роман" Суреи с Абхазией обязательно должен продолжиться взаимностью.

Темы:
Репатриация: проблемы и перспективы (130)


Главные темы

Орбита Sputnik